Зелёный Социализм

Меня невозможно убить,
я в сердцах миллионов

Вход в систему

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 1 пользователь и 10 гостей.

Пользователи на сайте

Ресурсы

Красное ТВ Левый Фронт – Земля крестьянам, фабрики рабочим, власть Советам!
kaddafi.ru - это сайт,где собраны труды Муаммара Каддафи и Зеленая Книга Сирийское арабское информационное агентство – САНА – Сирия: Новости Сирии
Трудовая Россия чучхе Сонгун
Инициативная группа по проведению референдума «За ответственную власть!» АВАНГАРД КРАСНОЙ МОЛОДЁЖИ ТРУДОВОЙ РОССИИ
Инициативная группа по созданию международного движения «Коммунистическое развитие в 21 веке»
Политическая партия "КОММУНИСТЫ РОССИИ" - Тольяттинское городское отделение
Защитим Мавзолей!
За СССР! Есть главное, ради которого нужно забыть все разногласия
Владимир Ленин - революционер, мыслитель, человек
За продолжение дела Уго Чавеса!
Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки - Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки
Проект «Исторические Материалы» | Факты, только факты, и ничего, кроме фактов...

Help!

Разместите баннер у себя на сайте или в блоге:

Классы в РФ. Часть №1.

Название:
К вопросу о крестьянстве в современной России.

Автор: Гагина Г.И.

Источник:
http://rotfront.su/k-voprosu-o-krestyanstve-v-sovremennoy-rossii

Классовая структура современного российского общества нередко вызывает немалые дискуссии в среде левых. То они долго ищут в нашей капиталистической России пролетариат и не находят его, то заявляют об особых интересах российского крестьянства, традиционного союзника пролетариата в будущей социалистической революции.

Вот, к примеру, что пишет С.Жнец в дискуссии между С.Копыловым и С.Жнецом в http://comstol.info/2012/07/tribuna/4274 :

«Крестьянство в России есть, пусть его и меньше, чем в царские времена (кстати, численность крестьянства, после восстановления Советской власти, должна будет увеличиться, — нынешнее состояние деревни есть следствие не только и не столько роста производительных сил, сколько РАЗГРОМА и ПОГРОМА деревни, начавшегося ещё при Хрущеве, и продолжающегося по сей день). А ещё есть значительное количество мелких собственников, — и сразу после взятия коммунистами власти их экспроприировать не получится, при всём желании.»

А вот еще одно точка зрения:

«Но вернёмся всё-таки к слову «крестьянство». Вес этого слова – как и класса, которым это слово определяется, никому ещё измерить не удавалось. И вряд ли удастся. Крестьянство издавна, исторически является фундаментом, той опорой, на которую опирается и государство, и общество. Для Русского государства (оно же Российская Империя, СССР, теперь – временно – СНГ) с его размерами и с особо трудными условиями выживания, роль крестьянства – будь то земледелец или скотовод – соизмерима лишь с ролью рабочего класса.

Только оба этих класса, действуя согласованно и вместе, могут вершить судьбу страны.

Крестьянину определено работать с живой природой, рабочему - «оживлять», обрабатывать, приспосабливать для жизни природу неживую.

Таково диалектическое «двуединство» этих классов-созидателей

Хочется напомнить участникам подобных дискуссий, что оценивая те или иные явления современной жизни, имеет смысл крепко опираться на теорию, строгие марксистко-ленинские понятия, их сущность и место в рассматриваемой конкретно-исторической эпохе, а не довольствоваться досужими абстрактными рассуждениями об исторических традициях России, политике конкретных исторических деятелей или вечности тех или иных терминов. Зачастую дискутирующие стороны, увлекшись необоснованными историческими сравнениями, забывают о существе дела, о том, что, например, понятия «крестьянство» и «сельский пролетариат» в марксизме различаются самым принципиальным образом, и отражают, в первую очередь, не профессиональную принадлежность (сферу занятости) людей, а их различную классовую природу, соответствующую их месту в общественном производстве.

Скажем, мало кто из левых и даже коммунистов сегодня помнит, что крестьянство это класс феодального общества, о чем В.И.Ленин писал неоднократно и довольно подробно.

«Против крепостничества, против крепостников-помещиков и служащего им государства крестьянство продолжает еще оставаться классом, именно классом не капиталистического, а крепостного общества, т. е. классом-сословием. И поскольку сохраняется еще в нашей деревне этот, свойственный крепостному обществу, классовый антагонизм «крестьянства» и привилегированных землевладельцев, постольку рабочая партия, несомненно, должна быть на стороне «крестьянства», должна поддерживать его борьбу и подталкивать его на борьбу против всех остатков крепостничества.

Мы ставим в кавычки слово крестьянство, чтобы отметить наличность в этом случае не подлежащего никакому сомнению противоречия: в современном обществе крестьянство, конечно, не является уже единым классом. Но кто смущается этим противоречием, тот забывает, что это — противоречие не изложения, не доктрины, а противоречие самой жизни. Это — не сочиненное, а живое диалектическое противоречие. Поскольку в нашей деревне крепостное общество вытесняется «современным» (буржуазным) обществом, постольку крестьянство перестает быть классом, распадаясь на сельский пролетариат и сельскую буржуазию (крупную, среднюю, мелкую и мельчайшую). Поскольку сохраняются еще крепостные отношения, — постольку «крестьянство» продолжает еще быть классом, т. е., повторяем, классом не буржуазного, а крепостного общества.» В.И.Ленин «Аграрная программа русской социал-демократии», ПСС, т.6. стр. 97

Общественно-экономическое положение класса крестьянства состоит в том, что живет он исключительно своим собственным трудом (трудом своей семьи) за счет принадлежащей ему (или арендуемой им) земли.

Класс крестьянства строго теоретически существует только до тех пор, пока существует противостоящий ему, угнетающий его класс – класс помещиков и крепостников. Отсутствие класса крепостников, уничтожаемого в ходе буржуазных революций, уничтожает и класс крестьянства, который, оставаясь по своему экономическому характеру мелким индивидуальным производителем, в новой буржуазной реальности фактически превращается в класс неизбежно пролетаризирующейся мелкой буржуазии.

«Мелкий производитель, хозяйничающий при системе товарного хозяйства, - вот два признака, составляющие понятие «мелкого буржуа»… Сюда подходят, таким образом, и крестьянин, и кустарь …. Так как оба представляют из себя таких производителей, работающих на рынок, и отличающихся лишь степенью развития товарного хозяйства.» В.И.Ленин, «Экономическое содержание народничества», ПСС, т.1, стр. 413

Класс крестьянства с развитием капитализма начал в значительной степени распадаться в России еще 100 лет назад, - В.И.Ленин доказал это со всей очевидностью. Уже ко времени Февральской революции в строгом марксистском понимании к крестьянству (индивидуальному производителю) могло быть отнесено не более трети всего сельского населения РИ. Остальные две трети бывшего крестьянства УЖЕ распались на 2 буржуазных класса – сельскую буржуазию (кулачество) и сельский пролетариат (батраков) в примерной пропорции 1 к 3. Чтобы было понятнее, поясним для наших читателей, типичный классический крестьянин это середняк, который живет своим трудом и трудом своей семьи, не нанимается в батраки сам и не использует батраков в своем хозяйстве.

Но Февральская буржуазная революция не решила стоящих перед ней задач, и российское крестьянство (остаток крепостнического строя) осталось в значительной степени неудовлетворенным, ибо главное его требование – земля, выполнено не было. В связи с чем, задачи, стоящие обычно перед буржуазными революциями, пришлось решать уже Великой Октябрьской революции – капиталистические отношения в деревне должны были дойти до своего логического конца, завершившись окончательным распадом российского крестьянства на сельскую буржуазию и сельский пролетариат. Что и было фактически сделано Советской властью в период НЭПа, причем сделано намного мягче и гуманнее, чем это всегда происходило в условиях капиталистического строя. Именно в этом состоит основной исторический смысл Новой Экономической Политики, предложенный В.И.Лениным. Когда задачи НЭПа были практически полностью выполнены, Советская власть, следуя знаменитому «кооперативному плану» В.И.Ленина, используя возможности социалистической системы хозяйствования, совершенно закономерно перешла к политике кооперации бывшего крестьянства, к тому времени практически полностью разложившегося на сельский пролетариат и сельскую буржуазию (кулачество). Кулачество как класс было ликвидировано, а сельский пролетариат, сохраняющий еще в значительной степени мелкобуржуазное сознание, был объединен в коллективные хозяйства – колхозы.

К этому времени в строгом смысле говорить о крестьянстве уже не приходится. О мелком производителе, мелкой буржуазии можно, но не о крестьянстве как классе. Сельских тружеников потому стали называть «колхозным крестьянством» или «колхозниками», подчеркивая тем самым их коренное отличие от классического единоличного крестьянства времен феодализма. Колхозники это нечто среднее между мелким производителем (буржуа) и сельским пролетариатом.

О двойственной природе крестьянства, которое при некоторых условиях может быть союзником пролетариата в борьбе за политическое освобождение, но никогда не станет его единомышленником в борьбе за экономическое освобождение, будучи мелкобуржуазным по своей классовой сути, написано классиками марксизма немало.

Колхозное крестьянство при всем его принципиальном отличии от индивидуального товаропроизводителя, хотя и называлось социалистическим, но в значительной степени сохраняло свою мелкобуржуазную природу. Этому способствовали особые условия советского колхозного строя, наличие в СССР особой формы социалистического производства – колхозной, при которой советские колхозники являлись собственниками произведенной ими продукции, - единственные из всех общественных групп советского общества. Принадлежащую им продукцию колхозники соглашались только продавать, в связи с чем, советскому социализму требовалось сохранение в экономике товарного производства и товарно-денежных отношений.

Эволюционное перерастание колхозной формы производства (колхозной собственности) в общенародную являлось главной задачей развития советского социализма и необходимым условием перехода к коммунизму.

Каким путем может быть успешно осуществлена эта эволюция, было показано еще В.И.Лениным в его «кооперативном плане». Но если сталинская экономическая политика полностью соответствовала ленинскому плану кооперации, то с приходом к власти Хрущева в СССР от плана кооперации фактически отказались, усилив буржуазные тенденции как в колхозном, так и в общенародном производстве. Советское колхозное крестьянство оказалось в некотором роде «законсервировано» в своей мелкобуржуазности в позднесоветском колхозном строе, что фактически явилось одним из важнейших противоречий советского социализма, не в последней степени способствовавшим успеху буржуазной контрреволюции в Советском Союзе.

С реставрацией капиталистических отношений в России, произошедшей в 1991-1993 гг., советское колхозное крестьянство как особый класс коллективных товаропроизводителей практически сразу разделилось на класс сельской буржуазии, использующей наемный труд, и класс сельских пролетариев.

Слой мелких индивидуальных производителей (мелкой буржуазии, ошибочно называемой некоторыми «крестьянством») оказался очень тонок, можно сказать, незначителен. И вот почему.

Советские колхозники хоть и оставались еще собственниками, но собственниками они были уже коллективными, а не индивидуальными, и зачастую даже не понимали, насколько их личное благосостояние зависит от успеха деятельности всего колхоза, вообще от его существования. Получая иногда невысокую заработную плату в денежном выражении (впрочем, далеко не всегда, скажем, кубанские рисоводы получали более чем хорошее денежное вознаграждение за свой труд – до 1000 и более рублей в мес.!), каждый колхозник совершенно бесплатно получал от своего колхоза , например, дрова для отопления своего дома, зерно и корма для своего личного подсобного хозяйства, ему бесплатно за счет колхозной техники косили сено, копали колодец, пахали огород, привозили все на дом, за счет средств колхоза газифицировали и ремонтировали его дом, проводили водопровод, асфальтировали в селе дороги, строили школы, больницы, санатории, даже дома отдыха на море! Колхоз помогал своим членам реализовывать продукцию, выращенную на своих личных участках, случалось, и закупал ее сам, снабжал колхозников семенами, удобрениями, обеспечивал ветеринарный контроль и т.п.

Равнодушно глядя на то, как уничтожаются их колхозы, немногие из бывших советских колхозников понимали, что теперь в условиях капитализма за все это им придется платить большие деньги, которые еще нужно где-то взять.

По факту советский колхозник, трудясь и в колхозе, и на своем приусадебном участке, везде работал не на все советское общество, а на себя, был коллективным товаропроизводителем в рамках своего колхозного коллектива.

С реставрацией капитализма в России и уничтожением колхозов индивидуальное хозяйство сельских жителей пришло в упадок – как оказалось, без помощи колхоза прибыльным оно быть не может и полностью содержать семью и свое хозяйство сельскому жителю своим трудом на земле практически невозможно. Выход был только один – идти в наем к местной буржуазии. Сельский рабочий товаропроизводителем уже не является, потому что специально товары на рынок он не производит, а если что и продает, выращенное своим трудом на своем домашнем участке, то по большей части случайные излишки. Это классический сельский пролетариат, не способный жить, не продавая свою рабочую силу.

Современные сельские жители в России это в массе своей:

- либо редкие представители сельской буржуазии, использующие для получения дохода наемную рабочую силу;

- либо чистый сельский пролетариат, живущий только тем, что он нанимается на работу к местной сельской или городской буржуазии;

- либо полупролетариат, когда основной доход ему идет от сдачи в наем своей рабочей силы и небольшой доход дает свой труд на приусадебном участке, плоды которого частично могут продаваться, но преимущественно выращиваются для личного потребления;

- либо совершенно маргинализованный слой населения, т.е. люди, окончательно потерявшие надежду найти работу.

Есть еще, вероятно, как выше говорилось, небольшой слой мелких индивидуальных сельских производителей, живущих только своим с\х трудом, но число их очень незначительно. Ведь выживать в условиях современного российского капитализма они могут только путем колоссальной самоэксплуации и крайним ограничением собственных потребностей, на что мало кто готов сегодня пойти – гораздо проще устроиться на наемную работу. (Мне такого типа сельские жители, живущие только доходами со своих земельных участков, не встречались, но существование их я не исключаю.)

Могут возразить, а как же личные крестьянские хозяйства (ЛКХ), фермеры и колхозы, об успехах которых иногда упоминают наши СМИ?

Личные крестьянские хозяйства, несмотря на содержание в своем названии слова «крестьянский», как и фермеры, крестьянскими в чистом понимании не являются, ибо только и исключительно своим трудом, трудом самого фермера (крестьянина) и его семьи, они жить не могут - либо быстро разоряются, либо вынуждены нанимать стороннюю рабочую силу.

Фермерство как явление малоразвито в России и, как правило, колоссально убыточно, в противовес тому, что о нем говорят в наших буржуазных СМИ. Исключения, возможно, имеют место, но они крайне редки и по большей части случайны. По крайней мере, здесь у нас в Краснодарском крае ни одного фермера, хозяйство которого не было бы убыточным, мне встретить не удалось. Их вообще здесь очень мало, скажем, в нашем районе – в прошлом году фермеров было всего 6 человек из почти 70 тыс. сельского населения.

Колхозов в понимании действительного совместного коллективного хозяйства в РФ тоже давно нет. То, что сейчас называют по старой памяти колхозами, это по факту те же ООО или ОАО, т.е. типичные капиталистические частные предприятия с наемными работниками, в которых последние не имеют никакой собственности – ни на средства производства, ни на землю, ни на продукты своего труда.

К тому же каких-либо предприятий, на которые может трудоустроиться сельский житель, в сельских населенных пунктах осталось очень мало. В результате чего сельчане вынуждены искать работу в городах, и, не имея средств и возможности окончательно переселится туда, ездить в эти города на работу за десятки километров ежедневно.

Есть и еще одна причина, которая, по моему мнению, не позволила образоваться в современной капиталистической России значительному слою мелких индивидуальных сельских товаропроизводителей.

Разделение труда, как основа колхозного строя и необходимое условие повышения производительности труда, уже в советское время создало предпосылки, при которых мелкий единоличный сельский производитель существовать не мог – им были полностью утеряны технологии единоличного хозяйствования, а современные технологии успешно применимы только в условиях крупных с\х производств.

В начале прошлого века земля для крестьян была единственным источником существования. Крестьянин знал КАК на ней работать и ЧТО с ней делать. Сейчас ситуация в селе принципиально иная. Для того чтобы сейчас мог существовать мелкий единоличный товаропроизводитель, он должен знать и уметь воспроизвести ВЕСЬ технологический процесс той отрасли с\х, которой занимается. Механически перенести на единоличное хозяйство современные технологии АПК невозможно, ибо они завязаны на крупнозатратные и неподъемные для мелкого собственника факторы, такие как, например, особые условия содержания, спецтехника и спецоборудование, спецпрепараты для вакцинации, удобрения, высококвалифицированный обслуживающий персонал и т.п. Многое из применяемого в новых с\х технологиях, производится вне АПК и часто за рубежом. Т.е. налицо обобществление с\х производства, причем обобществление высокого уровня.

Разобобществить это с\х производство или отказаться от современных технологий будет просто невозможно, - повторюс, мы уже полностью утеряли прежние технологии, в том числе и сорта тех растений и породы домашних животных, успешно используемые в предшествующую эпоху. Новые сорта растений и породы животных выведены уже для новых технологий и вне этих технологий они достаточной продуктивности не дают.

И речь в данном случае идет не только о с\х продукции, которая выращивается преимущественно в крупных с\х предприятиях (зерно, мясо и пр.) Речь и о такой продукции, которая раньше в советские времена выращивалась преимущественно или в значительной степени у частников. Вот скажем, картофель. На Кубани условия таковы, что можно выращивать в год 2 урожая картофеля. Климат позволяет. Отлично? Да. Но есть и серьезные минусы с этим климатом и современными сортами картофеля: на Кубани имеется такая зараза, которая в более холодных регионах не встречается. Несмотря на вроде бы высокие урожаи картофеля в частном подворье, с картофелем на Кубани беда – ползимы кубанцы едят привозную картошку. Замучила картофельная моль, которая просто подчистую сжирает весь урожай во время его хранения. Сейчас по факту пропадает до 70% хранящегося картофеля. Частники с этой проблемой не справятся никогда, ибо в данном случае требуется не только обработка картофеля в момент его выращивания, а особые условия его хранения, которые частнику просто не по карману. Для сохранения урожая картофеля требуются большие спецхранилища, создание и работу которых потянет только крупный собственник.

Другой пример - виноград, который в принципе на той же Кубани растет как трава (полудикие сорта). А вот для элитных сортов столового винограда требуется обязательная 4-х разовая обработка особыми препаратами в строго определенный момент времени и высококвалифицированная регулярная обрезка. Не сделаешь эту обработку, плодов не будет - они завяжутся, но потом, не вызрев, опадут. А препараты эти все импортные, в продаже бывают редко. Эти современные сорта винограда хороши и одновременно плохи тем, что среднего урожая не бывает - либо хороший (при соблюдении современных технологий), либо никакого. И такая ситуация сейчас со многими культурами.

Стоит отметить еще один момент, о котором пока речь не шла. Последние годы в России в массовом употреблении находятся гибридные семена растений (вероятно, генномодифицированные). Не будем говорить о здоровье, - там с ними другая проблема, гораздо более серьезная. Растения, выросшие из этих семян, впоследствии не дают полноценного потомства. Т.е. урожай от таких семян можно взять только один раз. А потом, по весне, нужно опять закупать семена. Своих семян уже не получишь. По факту сейчас частник УЖЕ на 100% зависит от продавцов семян.

Думаю, что продаваемые сейчас в России семена все импортные. Т.е. по факту мы как страна УЖЕ потеряли продовольственную безопасность. В любой момент нам могут просто прекратить поставлять семена, и наше сельское хозяйство ничего не сможет вырастить – элементарно не из чего будет. Семенного фонда в стране, скорее всего, нет – РФ не Советский Союз. Селекционные предприятия, что в растениеводстве, что в животноводстве, судя по тому, что происходит здесь на Кубани, почти все уничтожены или находятся в умирающем состоянии.

Аналогичная ситуация с домашней птицей - гибридных пород уже стало немало на рынке. Пока на частных подворьях еще остаются нормальные породы, но их с каждым годом становится все меньше и меньше. Встречаются и такие породы птиц, которые вообще не растут без искусственных стимуляторов роста и уколов в мышечную ткань.

В том числе и поэтому земельные паи, переданные бывшим советским колхозникам при разрушении колхозов, в подавляющем большинстве ими не использовались, простаивали и зарастали кустарником. Впоследствии земельные паи были сельской буржуазией либо скуплены у сельчан за бесценок, либо взяты у них в аренду за ничтожную плату, либо присвоены мошенническим путем по сговору с местной администрацией.

Единственное, что осталось сейчас в постоянном пользовании у сельских жителей, это их приусадебные участки, размер которых таков, что полностью прокормиться и тем более, полностью обеспечивать себя во всем с этих участков, невозможно. Не говоря уже о том, чтобы производить на них товарную продукцию на потребительский рынок.

К тому же следует принять во внимание экономические и административные условия, в которых вынуждены жить современные российские жители села:

– Выпасов для домашнего скота теперь практически нет, все земли вокруг сельских поселений местной администрацией проданы или отданы в аренду крупным частным собственникам, в результате чего сельчане не могут держать никакой скот - ни КРС, ни овец, ни лошадей. Из бывших когда-то тысячных личных стад в сельских поселениях осталось единичное число коров и овец. В Краснодарском крае в больших станицах под 1700 дворов, где в советское время личное стадо сельчан было почти 2,5 тысячи коров, сейчас осталось 15-20 коров и пара десятков овец, единичное число коз. И ведь это Краснодарский край, где возможность выпаса скота чуть ли не круглогодичная!!!

- До недавнего времени сельским жителям можно было выращивать на мясо свиней и получать хоть какую-то прибыль. Однако административными мерами (под видом борьбы с АЧС) теперь свиней в личных подсобных хозяйствах Краснодарского края держать вообще запрещено. Не сомневаюсь, что аналогичные запреты вскоре последуют и во всех остальных регионах России.

Пока еще буржуазная власть не трогает домашнюю птицу, но не факт, что не запретит держать и ее. Хотя занимаясь домашней птицей в силу высокой стоимости кормов и отсутствия возможности ее реализовывать, заработать очень сложно. Поэтому люди в селе держат птицу по большей части только для себя, а не на продажу.

- Аналогичная ситуация с растениеводством и овощеводством. Даже то, что сельскому жителю вырастить в принципе возможно, невозможно потом реализовать. Урожай зачастую массово гниет либо на корню, не находя сбыта. Торговые сети, несмотря на низкие цены местной сельхозпродукции и ее высокое качество (экологичность, натуральность), торгуют исключительно импортом, отказываясь закупать товары местных производителей.

- Отметим еще полное отсутствие госзакупок, сложность с получением кредитов на развитие с\х, высокие процентные ставки по ним, короткий срок кредитования, дорогую импортную сельхозтехнику (своей российской уже почти не стало), высокие ставки налогообложения, в том числе на землю, высокую арендную плату за землю и т.п.

Все эти вышеуказанные и неимоверно тяжелые условия для российского мелкотоварного сельского хозяйства были созданы российской властью совершенно сознательно и направлены они на то, чтобы освободить российский рынок сельхопродукции для крупных российских и западных производителей. Вторую, не менее важную, задачу, которую решали все эти административные меры по удушению мелкотоварного с\х в России, это разорение бывшего советского колхозного крестьянства и переход его в ряды сельских наемных работников (сельского пролетариата), что обеспечивало бы крупные капиталистические с\х предприятия дешевой рабочей силой.

Вновь возникший в 1991-1993 гг. российский капитализм все эти задачи на сегодня успешно решил. И, возможно, в историческом смысле он сыграл прогрессивную роль, окончательно пролетаризировав «законсервированное» в СССР колхозное крестьянство, осуществив, наконец, то, что так и не смог сделать советский социализм и разрешив тем самым одно из главных его противоречий.

Новому российскому социализму уже не будет требоваться новая коллективизация, ибо у современного сельского жителя в России нет никаких средств производства, которые он мог бы объединить (ни машин, ни зданий, ни сооружений, ни механизмов, ни семян, ни скота и т.п.). Ему нечего обобществлять в коллективную собственность. И самое главное, сельский пролетарий не хочет оставаться собственником, мелким товаропроизводителем, ему не нужна земля - ему нужна РАБОТА! В этом его интерес практически ничем не отличается от интересов городского пролетария.

Выше было показано, что нормально функционировать в условиях сегодняшних сельскохозяйственных технологий могут только крупные аграрные хозяйства. В связи с этим новый российский социализм в сельском хозяйстве должен идти не двумя путями как раньше – путем обобществления в государственную (общенародную) собственность крупных капиталистических сельхозпредприятий и путем кооперации мелких товаропроизводителей, обобществляя их средства производства в коллективную колхозно-кооперативную собственность, а только одним путем – первым. Крупные и средние капиталистические сельхозпредприятия должны быть национализированы в общенародную собственность и на их месте созданы крупные социалистические государственные предприятия. В тех местах, где нет никаких капиталистических предприятий и национализировать нечего, но имеется избыток рабочей силы, должны быть созданы крупные государственные сельскохозяйственные социалистические предприятия.

Кооперировать сельских пролетариев и создавать из них коллективных собственников, организуя их в крупные коллективные хозяйства, как это было в СССР, сейчас не имеет никакого смысла. Это означало бы фактически тормозить развитие пролетарского сознания сельского пролетариата и стимулировать развитие в нем мелкобуржуазных наклонностей. Это идти назад, а не вперед. Кооперация была прогрессом для мелкого единоличного производителя или для сельского пролетария, только что вышедшего из недр крестьянства, но она непременно станет регрессом для сельского пролетария, бывшего колхозника, который сознанием и классовой сущностью уже перерос мелкого товаропроизводителя. Нужно не забывать и опыт СССР, в котором были созданы своего рода тепличные условия для «консервации» мелкобуржуазных интересов сельских тружеников: кооперативная торговля и колхозные рынки, на которых та же самая колхозная продукция, что и по госзакупкам, продавалась коллективными собственниками советскому населению уже значительно дороже.

Да, СССР в свое время иначе поступить не мог. Но у нас-то сейчас совершенно иные условия, и нет на сегодня в России десятков миллионов мелких частных товаропроизводителей, мечтающих о земле! Сегодня наш сельский житель мечтает о работе, которая бы ему позволяла нормально жить. И производством с\х продукции на своем участке он, если и занимается, то занимается вынужденно, да и то только потому, что не может найти нормальную работу. Тут нужно учитывать и еще один факт, что вести мелкое с\х производство, всегда неизбежно связанное с домашним хозяйством сельского жителя, физически намного тяжелее, чем работать по найму. Таковы особенности с\х труда мелких производителей, о которых упоминал еще В.И.Ленин (см. «Капитализм в сельском хозяйстве», ПСС, т.4)

В связи с этим сельского пролетария в условиях нового российского социализма гораздо в большей степени будет стимулировать к производительному труду хорошая работа, чем возможность вести коллективное хозяйство.

Если пойти таким путем, то в новом российском социализме уже не будет двух неантагонистических классов (рабочего класса и колхозного крестьянства), двух форм социалистических производств – общенародной и колхозной.

Во всей стране будет господствовать только общественная собственность на средства производства и произведенная продукция будет принадлежать всему народу. Исчезнет необходимость сохранения в стране товарного производства и товарооборота, необходимых ранее советскому социализму для обеспечения взаимоотношений между рабочим классов и колхозным крестьянством. Больше не нужны будут деньги, как средство, обеспечивающее товарный обмен между ними, а вместе с деньгами исчезнет и всякая возможность обогащения, накопления и наживы. Эксплуатация чужого труда станет совершенно бессмысленной.

Путь к коммунизму для России будет открыт и вполне реален.

Соцсети

Опрос

К какой религиозной конфессии вы себя относите или не относите ?
атеизм
20%
агностицизм
4%
христианство
44%
ислам
10%
буддизм
8%
другое
13%
Всего голосов: 108

Темы на форуме