Зелёный Социализм

Меня невозможно убить,
я в сердцах миллионов

Вход в систему

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 14 гостей.

Ресурсы

Красное ТВ Левый Фронт – Земля крестьянам, фабрики рабочим, власть Советам!
kaddafi.ru - это сайт,где собраны труды Муаммара Каддафи и Зеленая Книга Сирийское арабское информационное агентство – САНА – Сирия: Новости Сирии
Трудовая Россия чучхе Сонгун
Инициативная группа по проведению референдума «За ответственную власть!» АВАНГАРД КРАСНОЙ МОЛОДЁЖИ ТРУДОВОЙ РОССИИ
Инициативная группа по созданию международного движения «Коммунистическое развитие в 21 веке»
Политическая партия "КОММУНИСТЫ РОССИИ" - Тольяттинское городское отделение
Защитим Мавзолей!
За СССР! Есть главное, ради которого нужно забыть все разногласия
Владимир Ленин - революционер, мыслитель, человек
За продолжение дела Уго Чавеса!
Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки - Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки
Проект «Исторические Материалы» | Факты, только факты, и ничего, кроме фактов...

Help!

Разместите баннер у себя на сайте или в блоге:

Крестьянский Брест, или предыстория большевистского НЭПа. Глава IV. «Оттепель» начала 1920 года

Наступление на централизм   ВСНХ versus Наркомпрод   ВЦИК versus ЦК РКП(б)   «Нос Троцкого»

Наступление на централизм

1919 год заканчивался для РСФСР очень удачно. Военная опасность была устранена. Разбит Юденич, стремительно откатывались к Чёрному морю войска Деникина, далеко на востоке отступали остатки Колчаковской армии. К декабрю определилась реальная возможность длительного мирного этапа.

Но 1919 год принёс не только победы. Основным содержанием системы военного коммунизма, которая вполне оформилась за это время, был, выражаясь одним словом, централизм. Сверху донизу всё было заковано в цепь государственной иерархии и регламентации. Сложилась строго централизованная командно-административная система управления экономикой и обществом в целом (насколько это представлялось возможным в условиях крестьянского хозяйства) со всеми вытекающими социально-экономическими и политическими признаками. Как и следовало ожидать, наряду с положительными, она быстро принесла и отрицательные результаты. Скованная инициатива и подавленные интересы мест, производственных коллективов, индивидуальных производителей и других элементов общества затрудняли дальнейшее развитие. Это породило протест и широкую оппозицию административному централизму, в русле борьбы с которым и разворачивались основные события на VIII конференции РКП(б) и VII Всероссийском съезде Советов, состоявшихся в начале декабря 1919 года.

На партийной конференции Т. В. Сапронов, признанный лидер бойцов против так называемого главкизма, выступил от группы делегатов и Московской губернской партийной конференции с платформой «демократического централизма» против официальной платформы М. Ф. Владимирского и Н. Н. Крестинского. Сапронов утверждал, что отношения с периферией — самый важный и злободневный вопрос. Нет двойной зависимости, есть сплошной диктат центра, особенно в продовольственном деле[287].

В прениях по докладам отмечалась сплошная атрофия Советов и их органов, начиная с деревенских и кончая Президиумом ВЦИК. Делегаты с мест в подавляющем большинстве высказывались против сложившейся государственной структуры управления. Председатель Новгородского губисполкома В. Н. Мещеряков привёл слова одного крестьянина о том, что когда упоминают главки и центры, то рука тянется подыскать что-нибудь потяжелее.

«Немыслимо, чтобы у нас по-прежнему оставались эти отвратительные, гнусные, бюрократические и ещё какие хотите учреждения… это единодушный вопль со всех мест».

Главки должны перестать быть непосредственными организаторами до последней спички, до последнего воза сена, говорили делегаты, в противном случае не справиться ни с топливным, ни с каким другим кризисом. В. П. Ногин обращал внимание на то, что в промышленных районах фактическими хозяевами данной местности являются не исполкомы Советов, а правления фабрик и заводов.

В связи с диктатом Центра вообще в зоне критики оказалась политика «продовольственного главкизма». Делегат от Костромы Н. К. Козлов говорил:

«Несмотря на окончательное выяснение нашего отношения к среднему крестьянству, всё-таки жизнь сплошь и рядом заставляет нас оставаться в области деклараций. Тяжести, от которых изнывает среднее крестьянство, всё больше и больше увеличиваются, и, может быть, вследствие этого и приходится наблюдать нарастание если не враждебного, то какого-то равнодушного отношения крестьян к власти».

Повлиять на что-либо конституционным путём крестьянство не могло, ибо вошло в правило попрание продовольственным ведомством статуса местных, избранных крестьянами Советов и их исполкомов как органов власти. М. Н. Шабулин из Рязани возмущался тем, что Н. П. Брюханов (зам. наркома продовольствия) отдал распоряжение арестовать уездный исполком.

«Арестовать исполком — значит убить его политически».

Результатом подобного отношения к Советам явилось то, что отметил делегат из Саратова И. В. Мгеладзе:

«Ни для кого не секрет, что деревенские Советы, служащие основой нашей Конституции, не существуют. Мы имеем не сельские Советы, а сельские сходы».

Одобренная большинством конференции платформа Сапронова предусматривала частичное возвращение советским органам реальной власти на местах, ограничение произвола центральных учреждений. Точка зрения Сапронова одержала победу и на УП Всероссийском съезде Советов, где развернулась основная борьба против «бюрократического централизма» за «демократический централизм». В ходе прений по проектам постановлений совершенно ясно определилась позиция большинства съезда, и замнаркома внутренних дел М. Ф. Владимирский снял свой проект, составленный вкупе с Крестинским, ещё до голосования[288].

Советы являлись, по идее, органами демократическими и, принятый курс на оживление Советов мог бы сыграть определённую роль в видоизменении системы военного коммунизма. Но съезд оставил без внимания, как ему казалось, второстепенные вопросы государственной политики, которые впоследствии совершенно парализовали линию VII съезда Советов. Таковым вопросом была продовольственная политика. В конце 1919 года она ещё не проявила своего всеобщего и ключевого характера столь очевидно, как, скажем, через год, к VIII съезду Советов. Поэтому большинство VII съезда отнеслось к крестьянским проблемам весьма пассивно. В первый день на заседание продовольственной секции пришло 150 человек, во второй — всего 30[289]. Съезд предоставил делегатам-крестьянам в одиночку сражаться с Наркомпродом, и крестьяне, конечно же, проиграли эту дуэль. Ошибка была запоздало признана «голосом с места» на следующий же день. Кто-то сказал, что вчера делегаты сделали глупость, не приняв никакого участия в решении вопроса и предоставив Цюрупе и другим выработать резолюцию, т. е. во всём согласились с ними[290]. Тезисы Цюрупы предполагали развитие продполитики по пути развёрстки и монополизации всех заготовок.

Выступления крестьян были прямо противоположны выступлениям продовольственников, которые убеждали в необходимости усиления системы выкачки хлеба, в том, что нужно послать тысячи рабочих-коммунистов на продовольствие. На это один из крестьян остроумно заметил, что лучше бы эти тысячи послать на заводы, чтобы они давали товар и налаживали транспорт, и тогда бы хлеб сам своим чередом пришёл бы на станцию. В этой крестьянской мудрости заключалась совершенно иная логика — логика НЭПа. Недовольство крестьян, говорилось их представителями, проистекает не из повинности вообще, а из низких норм, установленных для крестьянского потребления, для его хозяйства, которое в таких условиях существовать не может.

Крестьянские жалобы вызвали у некоторых присутствующих непонятное веселье, и один из крестьян бросил им:

«Нечего улыбаться. Когда дело дойдёт до того, что на будущий год крестьяне посадят только для своего существования, будет ли улыбка на устах?»[291]

Слова оказались пророческими, и уже к очередному VIII съезду Советов развал сельского хозяйства согнал улыбки с лиц продовольственников.

В. А. Антонов-Овсеенко, председатель продовольственной секции съезда, довольно точно изложил ситуацию в докладе коммунистической фракции съезда. Он сказал, что трое выступивших крестьян

«подвергли некоторой критике основы нашей продовольственной политики. Нельзя сказать, чтобы они формулировали точно основания своей критики, но они направили её против той системы, которая остаётся как норма необходимая для продовольствия крестьянину, и добивались, хотя и не очень энергично, но всё-таки добивались того, чтобы норма эта была пересмотрена, чтобы крестьяне могли до известной степени быть облегчены в той сдаче излишков, которая лежит на крестьянине»[292].

Мысль об укреплении союза с крестьянством путём учёта его экономических интересов ещё оставалась во многом чуждой социалистическому государству. В стенограмме VII съезда Советов можно встретить даже такие заявления, что ставка VIII партсъезда на середняка очень ошибочна. И всё же от другой стороны были попытки конструктивных предложений. Крестьяне, например, предлагали взять за основу обложения размеры посевной площади. Представитель меньшинства партии эсеров В. К. Вольский прямо настаивал на замене развёрстки продналогом. Но всё это не получило отклика. Государственный аппарат прислушивался пока только к состоянию собственного больного организма.

Результаты, достигнутые на VIII партконференции и VII съезде Советов, были значительны. Они воодушевляли местных работников и несли надежду на дальнейшие шаги по развитию самостоятельности, дали некоторую опору в борьбе против диктата центральных ведомств. Как, например, В. Н. Мещеряков в своей статье обещал крестьянам постараться на следующем съезде устроить для Наркомпрода

«такой же „бенефис“, какой получили апологеты теперешних главков и центров на 7 съезде»[293].

«Бенефис» действительно удался. Председатель Президиума ВСНХ А. И. Рыков был столь ошеломлён и удручён VII съездом, дружно выступившим против его главков, что даже впал в крайность, написав В. И. Ленину письмо с просьбой об отставке[294]. На негласном заседании Президиума ВСНХ в середине декабря он заявил, что резолюции VII съезда означают не что иное, как «начало борьбы между городом и деревней, пролетариатом и крестьянином. На съезде, несомненно, победило последнее», — заключил Рыков и призвал организовать в коммунистической партии «рабочую фракцию» (!). Его немного остудили. Ногин справедливо заметил, что

«сейчас происходит не натиск деревни на город, а скорее натиск голодного провинциального города на центр. Как представитель власти крестьянин на съезде не выступал»[295].

Своими успехами на партийной конференции и советском съезде «голодная» провинция была в немалой степени обязана тому, что к началу и в первый период мирной передышки согласованная позиция центрального партийного и государственного руководства по отношению к перспективам дальнейшего развития ещё не оформилась. Это было время своеобразной растерянности и плюрализма мнений в верхах, наступивших после неожиданно быстрых побед на военных и усиливающейся борьбы на «внутренних» фронтах. Это обнаруживалось во многом: в отношении к политике на Украине, по вопросу о единоначалии и коллегиальности, в уступках нажиму с мест, в появлении множества группировок с особыми платформами и т. п. На VII съезде Советов В. И. Ленин вообще уклонился от обсуждения вопросов государственного строительства, сославшись на то, что недостаточно знаком с местной работой. Не утвердилась окончательно точка зрения и по главному вопросу военного коммунизма — о форме связи двух общественных укладов: огосударствленной промышленности и крестьянского сельского хозяйства. Другими словами, по вопросу о продовольственной политике. Наряду с заявлениями о недопустимости уступок свободной торговле хлебом, высказывались соображения о развитии курса по отношению к середняку[296]. А резолюция ЦК РКП(б) «О Советской власти на Украине», подтверждённая конференцией, разрешала извлечение хлебных излишков лишь в строго ограниченном размере, т. е. по существу декларировала продналог.

Отсутствие у партийно-государственного руководства в начале мирной передышки твёрдой выработанной линии предопределило наступление кратковременного периода своеобразной «оттепели» в пределах военного коммунизма и оживления различных политических и экономических уклонов в партии. В этих условиях назревала очередная атака на Наркомат продовольствия и политику продовольственной диктатуры. Что характерно для 1918–1919 годов, началась она из города. К зиме, как всегда, снабжение городов значительно ухудшилось, и в первую очередь это почувствовали на себе жители крупных промышленных центров. Нарком А. Д. Цюрупа неоднократно уверял, что запасы продовольствия на станциях и ссыппунктах есть, но их невозможно подвезти по причине неудовлетворительности транспорта.

«Хозяйство железнодорожное рушится, транспорт ослабевает, транспорт замирает, и, если мы не прибегнем к каким-то героическим методам лечения — транспорт умрёт»,

— писал он в ЦК РКП(б) 2 декабря 1919 года[297]. Но «лечение» транспорта требовало того же хлеба. Заготовка топлива, ремонт паровозов и вагонов — всё это не могло сдвинуться с мёртвой точки без продовольствия. Образовался порочный круг, для разрыва которого эффективней были бы не героические методы, а изменение системы экономических отношений. Цюрупе это было известно от своих корреспондентов. Заместитель Симбирского губпродкомиссара Степанов-Нечётный сообщал ему в январе 1920 года:

«Транспорт в наших районах получил топливную поддержку только тогда, когда я ослабил отчуждение хлеба»[298].

(Так как крестьяне отказывались ехать на заготовку дров в то время, когда в их деревнях орудовали продбригады.)

Между тем в ожидании «героических» усилий политическая атмосфера в городах сгущалась. Продовольственный кризис более всего отражался на рабочих. Рабочие во многих промышленных районах голодали в полном смысле слова. Некоторые из крупных предприятий текстильной промышленности, особенно фабрики и заводы Петроградского района, по этой причине уже в начале 1919 года потеряли до 70% и более всего состава квалифицированных рабочих. Но и оставшуюся часть Наркомпрод был не в состоянии обеспечить пайком. Рабочие массы оценивали политику в целом через призму продовольственного положения. М. И. Калинин после своих многочисленных поездок по стране сделал удивительные выводы осенью 1919 года:

«самое контрреволюционное настроение — в Москве и Московской губернии».

Те места, куда бежали, спасаясь от голода, столичные рабочие, особенно отличаются отрицательным отношением к Советской власти[299]. В результате неспособности власти наладить обмен между городом и деревней настроение масс существенно менялось. В документах Общего отдела ЦК РКП(б) находится копия письма сотрудника Старорусского транспортного ЧК В. Иванова, в котором отражено характерное настроение многих рабочих.

Чекист сообщает в Петроград, что во время отпуска в Пскове ему

«пришлось встретиться со своим товарищем, металлистом завода быв. Сульдсон, который был горячим защитником Советской власти, теперь абсолютно изменился и объясняет следующее: хлеб у нас стоит 275 р. фунт, а мы получаем 83 р. в день, пайка уже не дают 2 месяца, завод никакой пользы не приносит именно потому, что все рабочие усматривают несправедливое к ним отношение, буквально все заняты своими кустарными изготовлениями, как-то зажигалки, лемехи для плуга и пр. обиход крестьян на хлеб. Заказы учреждения, если и бывают, так тоже поощряются подачками продуктов ввиду явного саботажа со стороны рабочих. Из всего завода сочувствующих Советской власти найдётся человека 4–5, все, которые ранее поддерживали, относятся пассивно. Ни на какие собрания не ходят, за исключением вопросов продовольственных. Печатники настроены ещё хуже — оппозиционно… все жалуются на лишение свободы и главное — продовольственный вопрос»[300].

Из подобного положения закономерно вытекала ситуация, описанная в отчёте партработника Нины Шутко в ЦК РКП(б): в начале 1920 года в Смоленске проходили выборы в городской совет, коммунисты избирались, за редким исключением, почти целиком голосами красноармейцев. Рабочие почти во всех предприятиях отдали голоса меньшевикам и беспартийным[301]. Аналогичная картина в сводке отдела ЦК о партработе по Тульской губернии за апрель 1920 года: в Туле на оружпатронных заводах происходили забастовки, причина — продовольственные затруднения… Компартия на заводе не имеет веса, влияние имеют меньшевики[302].

Подобных иллюстраций можно было бы привести немало. В 1918–1920 годах практически во всех промышленных центрах регулярно происходили забастовки и волнения на продовольственной почве. Рабочие, потеряв всякую надежду на государственное снабжение, поголовно занимались мешочничеством, самостоятельно покупали, обменивали продукты у крестьян. Здесь они натыкались на серьёзное препятствие в виде заградительных отрядов Наркомпрода. Существование этих отрядов вызывало особенную неприязнь в городах. Логично бытовал вопрос: если государство не в состоянии наладить обмен между городом и деревней, имеет ли оно право запрещать горожанам и крестьянам самостоятельно искать пути друг к другу? Требования свободного «обмена», «заготовки», «провоза», — короче говоря, свободной торговли, приблизительно до второй половины 1920 года ясно выделялись как требования не только крестьянских, но и рабочих масс. В начале декабря 1919 г. коллективы некоторых заводов Москвы вынесли резолюции с требованиями изменить существующую продовольственную политику. Собрание рабочих и служащих завода бывш. Добровых и Набхольц обратилось в адрес VII съезда Советов с требованием немедленно выполнить следующее, дав ответ в течение семи дней:

Очистить от вредных элементов все советские учреждения; пересмотреть и изменить существующую продовольственную политику; разрешить покупку продовольствия рабочим и служащим отдельных организацию; ввести контроль трудящихся над всеми железнодорожными заградительными отрядами и железнодорожной администрацией, так как от работы заград. отрядов страдают больше всего сами трудящиеся. Иначе возникает необходимость остановить работу до пополнения продуктов питания, — добавляли в своей резолюции рабочие и служащие завода «Русская машина»[303].

По поводу этих заявлений Комитет Московского районного отделения Всероссийского союза рабочих-металлистов так комментировал ситуацию в письме в Моссовет, МК РКП(б). ЦК ВСРМ и СНК от 6 декабря:

«В последнее время продовольственный кризис всё более и более обостряется, рабочие массы всё сильней сжимаются голодом. Сделанные летом и в начале осени запасы продуктов в большинстве случаев израсходованы, продовольственные учреждения ничего не дают своим потребителям. Рабочие обессиливают, теряют всякую физическую возможность работать у станков и под влиянием тяжёлых мук голода и холода прекращают свои работы. На этой почве на целом ряде Московских металлообрабатывающих предприятий рабочие близки к открытому выступлению, всюду ими усиленно обсуждается продовольственный вопрос…»[304]

Угрожающее положение в столице заставило руководство Моссовета вновь поставить вопрос о разрешении коллективных заготовок и свободного привоза продовольствия. 6 декабря состоялось оперативное заседание Совета Народных Комиссаров для обсуждения единственного вопроса — о снабжении рабочих Москвы. Доклад делал Председатель Моссовета Каменев. В Совнаркоме уже начала складываться добрая традиция встречать наступление зимы появлением Каменева с требованиями ослабить режим продовольственной диктатуры. Но такой же традицией стала и отчаянная борьба Цюрупы против претензий Каменева. Поэтому Совнарком счёл необходимым принять экстренные меры лишь по ускорению продвижения в Москву продовольственных маршрутов, ремонту транспорта и т. п.[305]

Однако упорная борьба двух точек зрения заронила зерно сомнения у Ленина. Известен проект резолюции «О работе аппарата продовольственных органов», написанный В. И. Лениным в этот день, в котором вопрос о продовольственной политике ставится шире рамок продовольственной диктатуры[306]. Проект предполагал создание комиссии по обновлению и реорганизации продорганов, внесение духа инициативы в работу этих органов. Любопытно, что Ленин намечал привлечение рабочей и даже буржуазной кооперации как практическую меру для осуществления этих задач. В этом обнаруживается явное отступление от тактики Наркомпрода на свёртывание параллельных частных, коллективных или кооперативных заготовок.

К работе комиссии Ленин планировал «обязательно привлечь, без включения в комиссию», Н. А. Орлова. И коль скоро Ленин в связи с таким важным делом вспомнил о существовании некоего Орлова, то есть смысл сделать небольшое отступление и остановиться на характеристике личности и взглядов этого незаслуженно забытого человека. Тем более что точные и остроумные замечания Николая Афанасьевича Орлова, сделанные им в своё время, не раз служили нам нитью Ариадны в исследовании головоломного лабиринта продовольственной политики.

Представляется, что Орлов относился к тому привлекательному типу мыслителей, над которыми сильна власть идей, которые не считают возможным приносить их в жертву на алтарь корпоративных интересов. Работая в издательском отделе Наркомпрода, он не смог удержаться там. Уже его первую большую книгу «Девять месяцев продовольственной работы Советской власти» в 1918 году Наркомпрод счёл необходимым сопроводить предисловием, где говорилось, что многие соображения автора «не отвечают взглядам Народного Комиссариата по Продовольствию». По мере развития политики продовольственной диктатуры эти разногласия усилились. В 1919 году в брошюре «Продовольственное дело в России во время войны и революции» Орлов ополчился на политику повального огосударствления частной и кооперативной торговли. Поскольку Наркомпрод, писал он, не в состоянии обеспечить население, оно имеет право требовать самостоятельности в сфере заготовок и распределения хозяйственных благ. Орлов блокировался с умеренным крылом партийно-государственного руководства и считал, что продовольственное дело в республике должно развиваться в направлении, заданном декретами от 10 декабря 1918 и 17 января 1919 года, снимавшими некоторые ограничения на свободный обмен между городом и деревней. Эта точка зрения абсолютно расходилась с официальной позицией Компрода, который объявил эти декреты вынужденными и идущими вразрез с основами советской продовольственной политики[307].

Вскоре после VIII съезда РКП(б) он написал брошюру под названием «Мы не воюем с крестьянством», в которой обосновывал необходимость последовательного развития курса на союз со всем трудовым крестьянством. Он предлагал отказаться от политики экспроприации хлеба, которая ведёт в тупик.

«Мужик развращён, как и все классы населения России, чрезмерными выпусками бумажных денег и возмущён системой неэквивалентных цен. Мужик потерял стимулы к улучшению и расширению своего хозяйства».

Чтобы вовлечь его в процесс социализации народного хозяйства, необходимо оставить репрессии и пробудить крестьянскую самодеятельность, писал Орлов. Нужно дать полную свободу действий всем видам кооперативов, союзов и объединений города и деревни, отказаться от всякого насильственного изъятия у крестьян продуктов.

«Практикой доказано, что таким путём заготовляем мы очень мало — куда меньше мешочников, а тратим на заготовительный аппарат очень много, на усмирение же крестьянских восстаний ещё больше того»[308].

Первостепенное значение Орлов придавал оздоровлению денежной системы.

«Вместо того, чтобы смотреть на дело трезво, многие из наших товарищей, занимающих иной раз высокие посты, предаются праздным выкладкам об аннулировании денег, введении трудовых расчётных чеков и прочих фантасмагориях. Такие выкладки имеют одно последствие: проникая в широкие круги населения, они понижают курс валюты, нервируют крестьян и размягчают и без того мягкие наши декретированные цены».

В брошюре излагался развёрнутый план восстановления народного хозяйства на основе широкого развития рыночных отношений, что для 1919 года выглядело несколько странным и оторванным от жизни. Но что отличало проект Орлова как профессионала-продовольственника от множества подобных прожектов, так это понимание реальной ситуации. На ближайший переходный период к системе свободного обмена и здорового денежного хозяйства он предусматривал сохранение частичного принудительного обложения по развёрстке. Необходимо двигаться до конца по пути перехода от монополии к заранее развёртываемой развёрстке.

«Развёрстка должна рассматриваться нами как добровольная, договорная поставка крестьянином продовольственных продуктов, а не как реквизиция. Этого требует политическая ситуация»[309].

То есть фактически уже весной 1919 года Орлов поставил вопрос о переходе к продналогу.

С такими мыслями Орлову в ведомстве Цюрупы делать было нечего. Брошюру не опубликовали, и вскоре его отправляют в «педагогических» целях в Самару, в продком Волжской флотилии. Но в ноябре, очевидно, было решено, что цели достигнуты, и постановлением Оргбюро ЦК Орлова вновь отзывают в Москву «для литературной работы».

Интересен вопрос об отношении Ленина к Н. А. Орлову, которое носит отчасти загадочный характер. Он знал его и ценил, хотя скромный публицист вовсе не был видной фигурой в Наркомпроде. Заметен Орлов был только своими печатными работами. Но чего стоит опубликованная в девятнадцатом году в кооперативном журнальчике статья «Продовольственный тупик», где открыто провозглашён призыв о необходимости «нового курса» (сиречь — НЭПа), об отмене всех «бумажных» государственных монополий и широком развитии кооперативного движения. «В крестьянской стране, — писал Орлов. — социализм возможен лишь как следствие политической диктатуры пролетариата и кооперирования мелких хозяйств»[310]. Поразительно, насколько эта фраза по содержанию похожа на известные строки ленинской статьи «О кооперации», продиктованной вождём в 1922 году. Но если строкам Ленина была суждена долгая политическая жизнь, то работы Орлова забыты, а его заключительный отрезок жизни окутан пеленой. Известно, что он умер в 1926 году 37 лет от роду, очевидно, здесь сыграло роль то обстоятельство, что в 1924 году по невыясненным причинам его исключили из партии.

Внимание Ленина в декабре 1919 года к такому явному оппозиционеру, как Орлов, думается, лишний раз подтверждает вывод, что в этот период на высшем партийном и государственном уровне существовали неопределённость и колебания в отношении принципов дальнейшей экономической политики. Неизвестно, где и каким образом обсуждался написанный Лениным проект резолюции «О работе аппарата продовольственных органов», но несомненно одно, что он имел бы сильнейшую фронду в лице продовольственного ведомства. Так оно, возможно, и случилось, ибо в дальнейшем вплоть до 1921 года мы уже не обнаружим в ленинских документах подобных отступлений.

11 декабря 1919 года Совет Обороны вновь обсуждал продовольственное положение в Москве. Помимо конкретных мер по преодолению кризисной ситуации Совет Обороны вынес решение принять предложение Исполкома Моссовета о создании комиссии из представителей Совета Обороны, ВЦСПС, РВСР, ВЧК, Московского и Петроградского Советов для ревизии личного состава и работы аппарата Наркомпрода, назначив председателем комиссии члена Президиума ВЦИК А. С. Киселёва. Совет Обороны поставил перед комиссией весьма узкие задачи, и поэтому у неё сразу же возникли серьёзные проблемы. Несмотря на попытки Киселёва на первых порах удержать её работу в заданных рамках, уже на втором заседании 15 декабря А. Е. Бадаев от имени Петроградской делегации огласил условия, на которых она соглашалась на участие в комиссии. Питерцы заявили, что ревизия Наркомпрода не сможет установить коренных недочётов и неизбежно будет размениваться на мелочи, найдёт виновниками лишь стрелочников или второстепенных руководителей. Поэтому они потребовали немедленной и полной реорганизации, т. е. смены всей руководящей Коллегии Наркомпрода[311].

Такая резкость и бескомпромиссность объяснилась тем, что Петрокоммуна давно и безуспешно вела борьбу с Компродом, добиваясь развития сети своей продовольственной агентуры. Петроград находился в худшем продовольственно-географическом положении, нежели Москва; Компрод же хотя не обеспечивал потребностей рабочего города в продуктах, всячески препятствовал его самостоятельным заготовительным операциям. Большинство комиссии Киселёва было настроено пока не столь радикально, и возобладало мнение не касаться вопросов общепродовольственной политики. Ультиматум питерцев не был принят.

Комиссия по ревизии Наркомпрода привлекла внимание Президиума ВЦИК, избранного на VII съезде Советов. В выступлениях на съезде и партконференции работа прежнего ВЦИК и его Президиума получила неудовлетворительную оценку. Открыто говорилось, что ВЦИК не функционирует, не созывается, что Президиум нежизнеспособен, что нет никакого контроля за деятельностью Совнаркома. Указывалось, что за двухлетнее существование ВЦИК выдвинул только 3–4 проекта декретов. Часть выступавших сходилась на том, что Президиум не ведёт реальной работы и такое же перерождение власти наблюдается на местах. Говорили: если хотите укрепления Советской власти, развяжите руки Советам. Настроение большинства на советском и партийном форумах определилось совершенно однозначно — за оживление Советов. Это настроение вылилось в постановление о советском строительстве, где функции Президиума ВЦИК определялись более-менее ясно. В первой Советской Конституции о нём вообще нет ни слова, если не считать одного косвенного упоминания. И это понятно, поскольку Ленин всегда опасался появления другого полномочного советского органа власти, способного составить конкуренцию возглавляемому им Совнаркому.

По недосмотру Политбюро или по какой-то другой причине, но в состав нового Президиума ВЦИК вошло много деятелей, которые всегда, правда, с разным наклоном головы, искоса смотрели на продовольственную диктатуру Наркомпрода или готовы были составить оппозицию большинству ЦК РКП(б) по другим важнейшим вопросам экономической политики. Таковыми в Президиуме были Бадаев, Калинин, Каменев, Киселёв, Лутовинов, Невский, Рыков, Сапронов — восемь из двенадцати.

В новом составе избранный Президиум, вдохновлённый настроениями VII съезда Советов, решает активизировать свою деятельность по превращению в реальный рабочий аппарат и реальный орган власти. На его заседании 25 декабря 1919 г. обсуждалась повестка будущей сессии. Помимо прочего, в неё включили и продовольственный вопрос. Была образована продовольственная комиссия в составе А. С. Киселёва, А. Е. Бадаева, Е. Н. Игнатова и М. И. Козырева[312]. Таким образом Комиссия по ревизии Наркомпрода фактически получила двойной статус — комиссии Совета Обороны и Президиума ВЦИК. К концу года она уже успела развернуть бурную деятельность. На периферию, в главки ВСНХ, в профсоюзы, в Центросоюз, в Наркомпрод посыпались запросы, вызовы и т. п. Комиссия исследовала самые болевые точки отношений Комиссариата продовольствия с государственными учреждениями, а также с крестьянством. Её любопытство неизбежно выходило за рамки первоначальных задач, так как причины отдельных недостатков продовольственной политики, как правило, вытекали из проблем принципиального характера. Поэтому после вмешательства в ревизию Президиума ВЦИК и, очевидно, в связи с тем, что работа комиссии приняла достаточно определённую направленность, а также по целому ряду других причин, в цитадели продовольственной диктатуры начинается переполох.

На заседании Коллегии при народном комиссаре по продовольствию 5 января 1920 года поднимается вопрос «об имевших место в последнее время выступлениях ответственных работников, нарушавших основы продовольственной политики». Коллегия в окончательном варианте постановила:

«Признать необходимым поставить в ЦК РКП вопрос и настаивать на принятии решения о том, чтобы члены ВЦИК, Совнаркома и Совобороны — коммунисты не выступали с предложениями об изменении продовольственной политики или частичных отступлениях от неё без предварительного разрешения на это ЦК РКП, а также просить принять директиву наркому продовольствия решительно пресекать со стороны продовольственных работников выступления, противоречащие основам продовольственной политики или клонящиеся к дискредитированию органов продовольственной власти. В целях осуществления означенного постановления делегировать к Председателю Совнаркома наркома А. Д. Цюрупу, замнаркомпрод Н. П. Брюханова и члена Коллегии В. Н. Яковлеву»[313].

Встреча, по всей видимости, состоялась, и разговор с В. И. Лениным проходил в благожелательном для Компрода тоне, так как на следующий день, 6 января, Коллегия слушала сообщение делегации о переговорах с председателем Совнаркома. В обсуждении определился раскол среди самой Коллегии. Большинство во главе с Брюхановым настаивало на исполнении в точности вчерашнего постановления. Цюрупа же внёс более тонкое предложение в духе своих публичных выступлений, чтобы направить в ЦК РКП(б) меморандум с указанием на общее продовольственное положение и транспортные затруднения, вследствие которых не представляется возможности использовать даже заготовленные уже Компродом продовольственные продукты. Отметить, что при таких условиях всякого рода отступления от основ продовольственной политики (масличные семена, твёрдые жиры, фураж), не ослабляя продовольственного кризиса, ещё более усиливают транспортную разруху[314].

Этот неожиданный уклон Цюрупы был вызван запиской А. И. Свидерского, влиятельного члена Коллегии, полученной им между двумя заседаниями. Этот документ заслуживает того, чтобы его привести полностью, но очень неразборчивый почерк Свидерского не позволил прочесть некоторые отдельные слова:

«Ознакомившись с содержанием резолюции, принятой в окончательной редакции Коллегией в заседании 5 января для внесения в ЦК партии, считаю нужным заявить Вам, что принятая резолюция, не вызываемая обстоятельствами (нрзб.) может не укрепить, а ослабить позиции, занятые Коллегией в продовольственном вопросе. Резолюция (нрзб.) в том случае могла бы быть полезной, если бы можно было рассчитывать на принятие её в ЦК. Но (нрзб.) можно сказать, что она будет или отвергнута ЦК, или не принята последним на рассмотрение. И произойдёт это не вследствие нежелания ЦК ещё и ещё раз санкционировать незыблемость продовольственной политики и выразить доверие Коллегии Компрода в настоящем её составе, а вследствие того, что принятая Коллегией резолюция ни с какой точки зрения не может быть приемлема для ЦК (нрзб.). Коллегия получит удар, который сделает её ещё более „одинокой“ в борьбе за проводимые ею основы продовольственной политики. После неизбежного провала резолюции (нрзб.). Все будут считать себя вправе вести открытую кампанию как против самой продовольственной системы, так и против её выразителей. Положение неминуемо создастся (нрзб.) тягостными, что Коллегия лишена будет возможности в случае провала резолюции уйти в отставку. Таким образом своей резолюцией Коллегия (нрзб.) рубит тот сук, на котором сидит, поддавшись чувствам, исключающим возможность спокойного обсуждения создавшегося положения.

Всё это я считаю нужным заявить Вам в дополнение к сказанному мной на заседании Коллегии 5 января. Настоящее моё мнение прошу считать особым мнением и приложить к протоколу вчерашнего заседания Коллегии.

Член Коллегии А. Свидерский»[315].

Соображения Свидерского не показались убедительными большинству: Н. П. Брюханову, О. Ю. Шмидту, В. Н. Яковлевой, А. Л. Шейнману, А. Б. Халатову. Поэтому Цюрупа, Свидерский и примкнувший к ним А. А. Юрьев остались в меньшинстве. Цюрупа тогда заявил, что не подпишет от имени Компрода резолюцию большинства. Всё же заявление в ЦК от большинства находящихся в Москве членов Коллегии Наркомпрода было отправлено, и таким образом в верхушке продовольственного ведомства оформился раскол, который вскоре привёл к обострению конфликта в Коллегии и её перетряске. Но, как оказалось, Цюрупа и Свидерский недооценили степень доверия политике Наркомпрода со стороны центральных партийных органов, так как Политбюро через некоторое время выполнило все требования, содержавшиеся в заявлении большинства Коллегии.

Может показаться, что все эти сражения за самостоятельные заготовки и свободный провоз не заслуживают громкого названия борьбы за новую экономическую политику. Но это только на первый взгляд. Борьба за замену продразвёрстки натуральным налогом есть лишь один из вариантов подступа к стенам военно-коммунистической крепости. С другой стороны её штурмовали с лозунгами свободного обмена. Как известно, НЭП заключал в себе два основных элемента — налог и свободную торговлю. В сущности, сам по себе налог не имел отношения к НЭПу, к развитию рыночных отношений. Налог чётко отграничил ту часть собственного продукта, которой крестьянин мог свободно распоряжаться. Вот она-то сотворила и рынок, и НЭП. Социалистическое государство, декретировав налог, не сразу согласилось на свободную торговлю, она была признана только через полгода после X съезда РКП(б). Предлагая в качестве первого шага не налог, а свободный обмен, сторонники перемены экономической политики сразу брали «быка за рога» и, что любопытно, нередко представляли второй шаг в виде узаконения излишков у крестьян путём установления правильного обложения, т. е. налога. Последовательность проведения реформ во втором варианте была обратной первому, в силу чего он являлся более радикальным, и натуральный налог должен был бы смягчить резкость перехода от старой экономической политики к новой, от тенденции к тотальному распределению к значительному развитию рыночных отношений.

Первый и второй варианты пути к НЭПу исторически различаются. Второй вариант был присущ начальному периоду военного коммунизма в 1918–1919 годах, первый — для 1920 года. Эта особенность связана по крайней мере с тремя обстоятельствами. Первое: в 1918–1919 годах крестьянство испытывало более сильные колебания между революцией и контрреволюцией, чем в 1920 году, и новый государственный аппарат не был ещё настолько развит и влиятелен, чтобы можно бы было провести налог. Типичный пример — Украина, где ситуация 1918 года сохранялась вплоть до 1921 года. В 1920 году развёрстка требовала официально от украинских крестьян только ¼ часть излишков хлеба, т. е. была налогом в полном смысле слова, но и это не удавалось собрать. В то время острили: якобы для того, чтобы с Украины отправить один эшелон с хлебом, нужен один бронепоезд. В подобных условиях путь к налаживанию экономических отношений с деревней виделся в оживлении свободного обмена без налоговых гарантий.

Второе: в 1918–1919 годах у государства ещё сохранялись значительные товарные запасы, которые можно было использовать для обмена. В 1920 году их осталось уже очень немного.

Третье: до 1920 года крестьянство, его основная масса ещё имела излишки хлеба на обмен. В 1920 году крестьянское хозяйство, особенно Европейской России, по известным причинам превратилось в натуральное и уже ни на каких условиях не могло прокормить город и армию без ущерба для себя. В развёрстку 1920/21 года продовольственники отбирали самое необходимое для крестьянского двора и пашни. Аппарат стал силён, а крестьянин разорён и слаб, и «выкачка» прошла на высоком уровне, в результате — голод 1921 года. Простой товарообмен уже не мог спасти город, поэтому нужно было сохранить насильственные меры в виде строго определённого продналога. С этой точки зрения продналог в НЭПе являлся «хвостом» военного коммунизма.

Можно предположить, что постепенная легализация в 1919/20 продовольственном году различных форм закупок и товарообмена привела бы своим путём к системе экономических отношений, называемых НЭПом. Каков был бы следующий шаг после подобной легализации? На этот вопрос отвечает Л. Б. Каменев, председатель комиссии ЦК РКП(б) по замене развёрстки налогом в 1921 году:

«Первый вопрос, который перед нами встал, когда открылась картина свободного рынка, это вопрос такой: товары привезут, а чем рабочий будет покупать?.. Дав крестьянину возможность вытащить на рынок и свободно обменивать и требовать свои продукты, мы вместе с тем вооружаем рабочего в трёх направлениях»

— первое: увеличиваем рабочему денежную заработную плату.

«Второе: мы идём на то, чтобы часть продуктов отчислялась в фонд данного предприятия для обмена с крестьянами, и третье: мы даём возможность рабочим объединиться в местные кооперативные объединения и выступать на этом свободном рынке как покупатель излишков сельского хозяйства»[316].

То есть проблема заключается в организации промышленности и её отношении к крестьянскому товарному хозяйству, во взаимодействии двух постоянных принципиальных типов экономической связи — централизованного распределения и свободного обмена. В 1918 году эти отношения наладить не удалось, и появился военный коммунизм как попытка навязать товарному сельскому хозяйству несвойственное ему централизованное распределение и регулирование. Естественно, что это насилие постоянно встречало сопротивление крестьянства: восстания, саботаж, дезертирство, падение сельскохозяйственного производства и т. п.

После декретирования продовольственной диктатуры очень скоро многие убедились, что это не есть искомый путь общественного развития. Параллельно с развитием военно-коммунистической системы шли поиски других форм отношений города и деревни. Практика военного коммунизма приводила к убеждению, что государственное посредничество не может быть единственной полноценной связью между ними. Проблема экономической взаимосвязи в первую очередь есть проблема эквивалентного обмена. Когда государство берётся за этот обмен, у него всегда имеется соблазн использовать то, что есть у него и не всегда имеется у его контрагента, т. е. политическую и вооружённую силу. Если государство не сходится в цене с крестьянином, у него всегда появляется искушение вытащить револьвер и пригрозить им в качестве доплаты за крестьянский товар. Этот соблазн помимо рыночной неповоротливости является постоянным фактором, который не позволяет государству быть надёжным единственным посредником между городом и деревней. Если же оно спрячет своё оружие далеко за спину и попытается стать равноправным партнёром, то из этого также редко что получается. Это очень существенное наблюдение сделано уже давно, причём людьми, не один год варившимися в крутом кипятке отношений с крестьянством. М. И. Фрумкин, подытоживая четыре года продовольственной работы, писал в 1922 году, что место государства не в вольной оптовой торговле. Негибкий государственный аппарат не способен и не приспособлен к свободной торговле, на этом поле государство всегда будет бито. У государства есть своё, только ему присущее орудие — государственная монополия. Его усилия должны быть направлены не в сторону торговли, а в сторону государственных заготовок путём обложения и частичной монополии[317]. Следовательно, вывод заключается в признании компромисса, в разумном сочетании и разграничении сфер государственного обложения и свободного обмена. Невозможно многообразное общественное производство запрячь в узду тотального государственного регулирования без ущерба для производства.

Военный коммунизм представляет собой первую попытку навязать сложному общественному организму один тип экономических отношений, тип централизованного распределения, присущий, а значит, наиболее выгодный государству. Но насколько распределение, да ещё и чрезвычайно политизированное, способно обеспечить процесс расширенного воспроизводства? Конъюнктура производства и потребления изменчива, особенно в период войн. Крестьянин в 1915–1920 годах не желал продавать хлеб задёшево по твёрдым ценам. Эти цены были гораздо ниже себестоимости его продукции. Поэтому теоретики и практики логически и интуитивно приходили к выводу о необходимости отбросить систему монополии и твёрдых цен, чтобы крестьянство имело стимулы развиваться и иметь дело с городом и промышленностью. Борьба за новую экономическую политику имела частью сознательный, частью подспудный характер. Велась постоянно, по частным проблемам текущей политики. И здесь нужно за массой частных эпизодов увидеть целый лес борьбы за альтернативную военному коммунизму политику. Особенно хорошо это обнаруживается в истории взаимоотношений ВСНХ и Наркомпрода.

Вверх

ВСНХ versus Наркомпрод

Документы свидетельствуют, что в январе 1920 года конфронтация вокруг продовольственной политики достигла такой глубины, что вызвала раскол в верхушке Компрода. Разумеется, это случилось не только по причине работы комиссии Киселёва. В конце декабря — начале января Компрод потерпел ряд серьёзных поражений на арене Совнаркома от своего постоянного оппонента — ВСНХ. В этот период отношения двух ведомств приобрели особенную остроту. Дело в том, что промышленность в значительной степени питалась сырьём, которое можно было получить только от крестьян: лён, кожи, жиры, масла и т. д. Поэтому для руководства ВСНХ была очень близка проблема отношений с крестьянством, причём позиция Президиума ВСНХ и его работников значительно расходилась с политикой Наркомпрода. ВСНХ официально пользовался репутацией врага принудительных разверсток. Причина этого противостояния была не в том, что промышленностью управляли сплошные гуманисты и демократы, наоборот, именно главки ВСНХ прославились своей свирепостью на местах и бесцеремонностью по отношению к чужим интересам. Дело в следующем: для крестьян производство сырья было почти всецело товарной отраслью. После разрыва нормальных рыночных отношений сельского хозяйства и промышленности крестьяне резко, в один сезон сократили производство и сдачу сырья. Относительно такой культуры, как лён, в то время говорили: произошло громадное сокращение посевов льна, который теперь некуда девать, кроме как сдать государству, а это крестьянам невыгодно. А. И. Рыков в январе 1920 года сообщал, что

«площадь засева льна по приблизительным и неточным данным сократилась до 30% прежних размеров… 1919 и 1920 гг. дали громадное понижение в сборе… Объясняется это целым рядом причин и в первую очередь тем, что лён был вытеснен зерновыми и хлебными культурами, так как сеяли его главным образом крестьяне северных губерний, куда мы не в силах были за последние годы доставлять значительное количество продовольствия. И крестьянство от культуры льна перешло к культуре хлеба. Заменять лён хлебными культурами крестьяне стали и потому, что спекулятивные цены на хлеб выше тех твёрдых цен на лён, по которым государство закупает его»[318].

Почти аналогичная картина была со всеми остальными техническими культурами. Поэтому проблему стимулирования производства, в которую на исходе 1920 года упёрся Компрод, ВСНХ увидел гораздо ранее. Опыт подсказывал, что получить сырьё можно лишь при системе заинтересованности крестьян в его производстве и сдаче. Это только укрепило оппозицию руководителей промышленности компродовской принудиловке. С лета 1919 года продовольственники одержали ряд важных побед при проведении своей политики, но в конце года и начале следующего Совнарком под давлением ВСНХ принял ряд постановлений, противоречивших продовольственной диктатуре: от 26 декабря — о заготовках масличных семян, от 27 декабря — о снабжении мыловаренных заводов сырьём, от 3 января — о мерах по обеспечению фабрично-заводских предприятий фуражом и сеном и декрет от 30 декабря о снабжении мыловаренных заводов сырьём[319]. Во всех этих документах в различной форме присутствовал один принципиальный пункт, фактически разрешавший органам ВСНХ заготавливать необходимые продукты путём торговли или товарообмена. В конце декабря ВСНХ поднимает вопрос о выработке инструкции о заготовке сырья вообще. Работа над проектом инструкции, по ходу которой возникли большие разногласия, велась в ряде комиссий и на заседаниях Совнаркома. 20 января инструкция была принята СНК и впоследствии утверждена февральской сессией ВЦИК. В ней разрешалось органам ВСНХ при заготовках главнейших видов сырья устанавливать премии готовыми изделиями и другими товарами по соглашению с Наркомпродом.

Для этого периода отношений Высовнархоза и Компрода характерно то, что во всех постановлениях о сырье принцип товарообмена и премиальности расплывчато сосуществует с принципом принудительной развёрстки. Подобная половинчатость имела результатом то, что заинтересованности крестьян добиться не удалось и ко второй половине 1920 года продовольственники полностью взяли под свой контроль заготовку сырья и вовсе упразднили элементы экономического стимулирования.

Борьба по вопросам заготовки сырья происходила с полным пониманием того, что это есть не что иное, как часть борьбы за основополагающие экономические принципы. «Продовольственная газета» в период апофеоза политики принуждения писала, что передача Наркомпроду от ВСНХ заготовок сырья означала не простой переход дела из одного учреждения в другое, а радикальное изменение методов его заготовки. ВСНХ ставил во главу угла премирование, «т. е. в сущности строил заготовки на основах того же товарообмена, где роль денежных знаков играли уже кожа, мануфактура, а в дальнейшем соль и т. п.» Правда, эта система проектировалась лишь для ударных заданий, «но в связи с ростом государственных потребностей, она настолько быстро внедрялась в различные производственно-заготовительные области, что могла стать основой для всех заготовок». Система ВСНХ планировалась вплоть до премирования всех добывающих и обрабатывающих предприятий и хлебных и мясных заготовок.

«В результате — несомненное образование у населения запасов товаров, ненужных ему для удовлетворения нужд личного потребления, и при запрещении торговли, Сухаревская организация сбыта их»[320].

Подобную систему, разумеется, начисто отвергал Наркомпрод, который принял на себя роль главного орудия при установлении военно-коммунистических отношений и в своих заготовках проводил систему принудительного изъятия продуктов производства. Как правило, руководство продовольственного ведомства очень остро реагировало на любые покушения на свою диктатуру в сфере порученных ему заготовок. В декабре — январе 1919–1920 годов А. Д. Цюрупа через В. И. Ленина добивается от Политбюро решения об отмене приказа начальника Всероглавштаба Н. И. Раттеля, предоставлявшего военным организациям право заготовки сена по вольным ценам. После упоминавшегося постановления Совнаркома, разрешавшего органам ВСНХ в некоторых случаях (на практике это означало — как правило) приобретать фураж по вольным ценам, Цюрупа направил в ЦК РКП(б) заявление, что

«так как это постановление нарушает основы продовольственной политики Компрода и упраздняет монополию в отношении заготовок фуража, Наркомпрод не может в дальнейшем принять на себя ответственность за успешность этих заготовок и снабжения фуражом армии и других потребителей»[321].

Реакция В. И. Ленина на это заявление проясняет складывающуюся расстановку сил в Совнаркоме. Ленин пишет в Политбюро:

«Я голосовал против этого решения СНК, но отменять сразу его считаю неудобным…»[322]

К сожалению, известные нам материалы не позволяют досконально уяснить расстановку голосов «за» и «против» продовольственной диктатуры. Но в общих чертах эта задача выполнима. Цюрупа в своих неопубликованных воспоминаниях свидетельствует, что в Политбюро имелось только два веских голоса защитников политики Компрода — Ленина и Крестинского, а в Совнаркоме три голоса — Ленина, Крестинского и Цюрупы, но к ним примыкало по конкретным вопросам ещё много других голосов[323].

В списке более-менее последовательных противников в первую очередь можно назвать Каменева и Рыкова. Именно из Моссовета и ВСНХ в разное время исходили самые чувствительные удары по системе продовольственной диктатуры. Позиция Каменева, руководившего Моссоветом, выразилась в 1918–1919 годах в постановлениях Моссовета о свободной закупке и провозе продовольствия, в разработке особой комиссией ВЦИК под председательством Каменева в начале 1919 года проекта декрета о восстановлении свободной торговли. И в начале мирной передышки 1920 года Моссовет вновь возобновляет шум вокруг продовольствия. Свою точку зрения Каменев достаточно ясно изложил в выступлении на IX съезде РКП(б), где также провёл границу между собой и Рыковым.

Каменев исходит из признания того, что стихия свободного рынка враждебна коммунизму и

«в ближайшую эпоху основной формой борьбы за коммунизм будет борьба против возрождающегося на Сухаревке капитализма».

Но! В условиях борьбы, тяжёлого экономического положения «мы иногда должны идти на уступки»[324].

«Мы должны видеть, что буржуазная стихия всё время возрождается, потому что каждый крестьянин, который продаёт на вольном рынке, каждый пуд железа, полученный на вольном рынке, каждый подрядчик — все они возрождают капитализм».

Однако «вопрос заключается в том, что нужно эту уступку сделать, нужно сказать от имени Коммунистической партии, что мы не базируемся на этом как основной принципиальной линии, но что это есть наша уступка». У Каменева речь идёт всего лишь об уступке, и этого вроде бы недостаточно для НЭПа. Но вспомним, что в 1921 году вопрос толковался также только как об уступке, и не более. Логика Каменева на IX съезде как бы моделировала образ мышления X партсъезда. Можно сравнить, насколько позиция Каменева весной 1920 года отличается от позиции Ленина, который несколько ранее высказался относительно свободы торговли таким образом: мы «скорее ляжем все костьми, чем сделаем в этом уступки»[325].

«Но можем ли мы вводить эти уступки в принцип? — риторически вопрошал Каменев, — тов. Рыков предлагает возвести их в принцип». Действительно, по некоторым вопросам Рыков являлся более последовательным сторонником изменения хозяйственной политики. Однако и у него, как руководителя государственной промышленности, было несколько специфическое понимание потребностей экономического развития. Он намного строже смотрел в сторону Сухаревой башни, нежели Каменев, которого не упускал возможности попрекнуть за его «любимое детище» — «Сухаревский компрод»[326], Каменев чувствовал свою слабость и пытался оградиться на IX съезде РКП(б) от подобных уколов демонстративным внесением в секретариат съезда тезисов о борьбе со спекуляцией.

В выступлении на III съезде Совнархозов Рыков сформулировал свою точку зрения. Она обрела свой противоречивый характер под воздействием двух обстоятельств, более всего влиявших на образ мыслей председателя Президиума ВСНХ. Рыков стремился к государственной монополии в промышленности и настаивал на том, чтобы попыткам буржуазии организоваться в кооперативы для спекуляции на вольном рынке был положен конец.

«Все машины должны быть взяты на учёт, рабочие должны быть сосредоточены на крупных предприятиях».

С другой стороны, он видел, что одной из главных опасностей в экономике является падение сельского хозяйства, и поэтому соглашался с представителями сельхозкооперации в том, что «нельзя крестьянина до бесконечности бить, что необходимо искать с ним соглашения». Эту дилемму Рыков в период военного коммунизма пытался разрешить без уступок предпринимательству

«Мы при помощи государственного аппарата поставили себе задачей возбудить самостоятельность крестьянских масс… и мы не допустим, чтобы между нами и крестьянами вставала кооперация, которая, к сожалению, опирается не только на трудовые, на бедные слои крестьянской массы»[327].

В качестве примера такого поиска экономического соглашения с крестьянством Рыков указывал на постановления о специальном товарообмене на лён. На IX партсъезде он напомнил недавние январские события, когда между Президиумом ВСНХ и Коллегией Наркомпрода разгорелись страсти вокруг товарного фонда для товарообмена и в связи с выдачей премий.

«Наркомпрод выработал обязательную для всех инструкцию, чтобы никаких премий никому, нигде, ни при каких условиях не выдавать; всё должно идти в порядке общегосударственной развёрстки: работающий и неработающий, лентяй и лодырь наравне с трудящимися получают паёк по общесоветской норме»[328].

Эта инструкция была утверждена Коллегией Наркомпрода, Рыков тогда же на совместном заседании Президиума и Коллегии заявил, что инструкция в корне подрывает возможность восстановления хозяйства и производительности труда.

Для ВСНХ эти задачи находились на первом плане. Стояли замороженными 70% производственных мощностей всей промышленности России. На крупных предприятиях была сосредоточена вся рабочая сила, топливо, сырьё, но Компрод был не в состоянии прокормить оставшиеся 750 тыс. рабочих, и этот промышленный кулак, основа, созданная для хозяйственного возрождения, постепенно разлагался. Любые начинания и планы по развитию промышленности оставались безрезультатными по причине несостоятельности продовольственной политики. Подобная зависимость ВСНХ от Наркомпрода расширяла театр военных действий в отношениях двух ведомств. Противостояние Рыков — Цюрупа вполне оформилось за годы военного коммунизма. Ленин не отдавал абсолютного предпочтения кому-либо из них, хотя в 1920 году голос Цюрупы оказывался более весомым. Думается, сохранение такого, в некоторой степени уравновешенного противостояния среди высшего руководства было сознательной принципиальной политикой Ленина. И впоследствии заместителями председателя Совнаркома стали давние, заядлые противники Рыков и Цюрупа.

Позиция ВСНХ в отношении заготовок сырья нам уже известна, но в период мирной передышки Президиум ВСНХ непосредственно вмешивается и в продовольственную политику. Поводом послужили волнения рабочих на московских мыловаренных заводах Ралле и Брокар. Рабочие, возмущённые отказом в выдаче зарплаты натурой (т. е. продуктами их собственного производства для обмена на хлеб), разгромили склады и самовольно изъяли сотни пудов мыла. Несмотря на все предупреждения, они отказались вернуть мыло. Коллегия Центрожира совместно с Московским губернским советом профсоюзов постановила: заводы закрыть, рабочих и служащих рассчитать, о действиях заводоуправления, контрольных комиссий и фабрично-заводских комитетов, которые стали на соглашательскую позицию и не приняли надлежащих мер, сообщить в МЧК для расследования[329]. Президиум ВСНХ в заседании 5 января утвердил это постановление и дал указание немедленно привести в исполнение. Но наряду с этим было решено поставить на пленуме Моссовета принципиально вопрос о выдаче рабочим продуктов своего производства. Кроме того, по предложению Ю. Ларина сочли необходимым увеличение тарифных ставок и пайков рабочим и служащим Москвы и Петрограда, и поручили Ларину и Крицману совместно с тарифным отделом ВЦСПС в трёхдневный срок внести соответствующий проект на рассмотрение в Совнарком в субботу 10 января[330].

В этом эпизоде в очередной раз на сцену активно выступает Ю. Ларин (М. А. Лурье). Следует кратко остановиться на его характеристике, поскольку он является одним из главных героев дальнейших событий. Ларин был одним из самых инициативных людей в руководстве. Он слыл неутомимым прожектёром и, надо отдать должное, очень часто стоял у истоков важнейших мероприятий правительства. Его социально-экономические взгляды не поддаются однозначной оценке. Если взяться судить о нём на основании публичных выступлений и статей за вторую половину 1920 года, то создаётся впечатление, что Ларин находился на самом краю левого фланга. Это, кстати, и служит одной из причин даваемых ему неточных характеристик. Между тем Ларин был среди самых решительных противников продовольственной диктатуры. Во время гражданской войны он отстаивает альтернативную программу установления отношений между городом и деревней на основе товарообмена и развития рыночных элементов. Ларин принадлежал к сторонникам модели, альтернативной военному коммунизму, которая брала за основу не принудительное изъятие продуктов, а установление товарообменных отношений с крестьянством и интенсивное использование денежной системы. Впрочем, в этом пункте начинался второй «пакет» его предложений: упразднение денежных расчётов между государственными предприятиями, упразднение платы за коммунальные услуги, паёк, полная натурализация отношений в сфере государственного распределения. После крупного поражения в первой части своих проектов он в 1920 году развивает вторую часть, что иногда сбивает с толку исследователей. В конце 1919 — начале 1920 годов Ларин входил в Президиум ВСНХ, руководил его финансовой политикой, занимал должность председателя Комиссии использования материальных ресурсов Республики при ВСНХ. Он непосредственно ведал распределением запасов промышленных товаров и занимался проблемами денежного обращения, которое как идеальный носитель реальных экономических отношений фокусирует в себе все их принципиальные моменты.

Проект декрета, порученный Президиумом ВСНХ Ларину и его заму по Комиссии использования Л. Н. Крицману, был готов 7 января. В нём реализовывалась часть ларинской программы: он предусматривал резкое повышение тарифных ставок рабочим и служащим Москвы и Петрограда. Ставки низшего разряда в Москве предполагалось увеличить сразу на 150%, а в Петрограде — на 170% (и далее по всем 35 разрядам по убывающей). Плюс к этому проект предусматривал принятие декретов об отмене всяческой оплаты трудящимися коммунальных услуг, топлива, пайка и пр. Для того чтобы изыскать денежные знаки для столь значительного повышения зарплаты, Ларин параллельно с разработкой проекта боролся за отмену денежных расчётов между государственными учреждениями и предприятиями[331].

Если отбросить все предполагаемые и мнимые резоны ларинского проекта, остаётся главное — он был рассчитан на повышение роли рынка в снабжении рабочих, расширение его легальных рамок и оживление торговли. Этот декрет, одобренный Президиумом ВСНХ, получил известность, но даже не был допущен на обсуждение в Совнарком. Впоследствии заключённые в нём идеи, как и многие другие инициативы Ларина, реализовались в другой форме — в виде установления премиальных вознаграждений, доходящих до 200–300% ставок, что являлось, по общему наблюдению, скрытым повышением тарифа и его дополнением.

Вообще государственная деятельность Ю. Ларина знаменательна тем, что, как правило, прежде чем его идеи бывали признаваемы и воплощаемы в жизнь, он получал за них тяжеловесные оплеухи. Причина такой несправедливости заключается, на наш взгляд, в том, что он чутко улавливал и отражал направление экономических тенденций, но всегда был несколько отвлечён от такого важного условия реализации экономических потребностей, как политическая конъюнктура. В этом он постоянно опережал время. Ларин был совершенно не политик, плохо ладил с людьми, но был мастер ставить вопросы ребром, глубоко и принципиально, коль скоро замечал ростки каких-либо недостатков, и в этом ему помогал талант публициста и оратора. Известны многочисленные характеристики, данные ему Лениным. Ленин подчёркивал его громадные знания и считал человеком очень способным, но бывал крайне раздражён ларинской инициативностью и недисциплинированностью.

Ларин часто в полемике делал иронические выпады против Ленина, и тот платил ему той же монетой.

«Фантазия есть качество величайшей ценности, но у тов. Ларина её маленький избыток… если бы весь запас фантазии Ларина разделить поровну на всё число членов РКП, тогда бы получилось очень хорошо».

Несмотря на общее хорошее отношение, Ленин зачастую испытывал большую досаду на Ларина, который не мог жить спокойно и неутомимая натура которого ставила всё новые и новые вопросы перед руководством:

«Кажется довольно противоестественно: диктатура пролетариата, террористическая власть, победа над всеми армиями в мире, кроме победы над армией Ларина. Тут поражение полное! Возьмётся всегда за то, за что браться не нужно».

Перед самым НЭПом Ленин писал Г. М. Кржижановскому по поводу состава Общеплановой комиссии:

«Ларина Цека решил пока оставить. Опасность от него величайшая, ибо этот человек по своему характеру срывает всякую работу, захватывает власть, опрокидывает всех председателей, разгоняет спецов, выступает (без тени прав на сие) от имени „партии“ и т. д.»[332]

Здесь Ленин оценивал его прежде всего как неудобного подчинённого, но во многом это было совершенно справедливо, ибо Ларину всегда было очень трудно ограничиваться сферой своей компетенции и он нередко хватал через край. Замнаркомпрод Брюханов уже в 1919 году просил ЦК партии лишить возможности т. Ларина вмешиваться в продовольственные дела. Совнарком и Политбюро неоднократно разбирали вопросы о превышении Лариным своих полномочий.

Неудачи, как правило, не смущали его и не ослабляли энергии. В январе 1920 года он развил бурную деятельность по подготовке к III Всероссийскому съезду Советов народного хозяйства. Но за ним зорко следил Н. Н. Крестинский. Крестинский информировал Ленина:

«Чуцкаев сообщает, что Ларин и К° уже третий вечер обсуждают резолюцию о денежной системе, предполагая предложить на съезде Советов уничтожение денег. Кажется, это происходит и помимо Сыромолотова, с которым у нас согласованность. Предложите Рыкову, чтобы все резолюции были представлены на предварительное утверждение, не исключая и будущей резолюции Ларина»[333].

Ленин соглашается с Крестинским. ЦК уже назначил специальную комиссию по редактированию резолюций, предназначенных ко внесению на III съезд Совнархозов, но она отредактировала только основную резолюцию Рыкова и частично Милютина. Все остальные резолюции были оставлены на ответственность докладчиков и соответствующих учреждений, одобривших эти резолюции, но не на ответственности ЦК и правительства в целом. Но по случаю возникновения опасных новаций Политбюро отказывается от созерцательной позиции.

Незадолго до начала съезда Крестинский пересылает Ленину тезисы ларинской финансовой резолюции с комментарием, что считает их неосуществимыми и вредными и что в случае принятия их III съездом СНХ он «выставит [их] против Вас или спровоцирует [на это] делегатов»[334]. Ленин, ознакомившись с тезисами и запиской, отвечает Крестинскому:

«Запретить Ларину прожектёрствовать. Рыкову сделать предостережение: укротите Ларина, а то Вам влетит»[335].

Что же встревожило Ленина и вынудило к такой категоричности? До недавнего времени это оставалось малоизученным, между тем дело заслуживает внимания. Уже в период НЭПа Ларин, подняв очередную критическую кампанию, защищался от своих оппонентов неоднократными публичными заявлениями, что после разгрома Колчака и Деникина и т. п. помещичьих генералов он предложил упразднить развёрстку, установить натурналог в два раза ниже развёрстки, а всё остальное получать от крестьян путём свободного обмена. Это предложение было принято в 1920 году III Всероссийским съездом Совнархозов с участием профсоюзов. Он указывал, что это решение не получило сразу осуществления по причине неприятия партией в то время этой точки зрения, и было решено даже не печатать его, чтобы не смущать умы. Ларин иронизировал, что для некоторых товарищей понадобился в 1921 году гром Кронштадтских пушек для разъяснения им необходимости вступления на этот путь[336].

В печатных источниках действительно нет и следа этой резолюции. Трудно её найти и в архивах, так как по непонятной причине фонды документов многих учреждений, относящиеся именно к началу 1920 года, плохо сохранились. Не сохранилась и стенограмма III съезда СНХ. Это, в частности, является одной из причин того, что до сих пор почти неизвестно об этом предложении о введении НЭПа в период мирной передышки. Однако в таких случаях всегда остаются косвенные свидетельства и документы, которые позволяют установить истинное положение вещей.

В архивах имеется копия тезисов для доклада в финансовой секции III съезда Совнархозов «О финансовой политике», подписанная Ю. Лариным, Ф. Сыромолотовым, С. Фалькнером, С. Шевердиным, С. Диканским «и др.», датированная 22 января 1920 года. Это, очевидно, и есть вариант того документа, который имели в виду Ленин и Крестинский и который был принят съездом. Он представляет собой пространный текст на 4 машинописных страницах, содержание которого выходит за рамки собственно финансовых вопросов и содержит программу реорганизации всех экономических отношений. В тезисах утверждается, что в целях борьбы с ускоряющимся увеличением денежной массы и для приведения финансовой надстройки в соответствие с экономической базой в первую очередь необходимо провести изменения в областях:

1) заготовки продуктов крестьянского производства;

2) тарифной политики;

3) производственных расчётов и государственного бюджета;

4) налоговой политики;

5) политики цен;

6) расчётов с заграницей;

7) приноровления денежных знаков к требованиям.

В области заготовки определённых основных продуктов крестьянского производства (зерно, сено, картофель, овощи, лён, пенька, масличные семена, мясо, молочные продукты, шерсть, кожа, щетина) должен быть применён порядок обмена сельскохозяйственных продуктов на промышленные по сложившимся эквивалентам вольного рынка (здесь учитывалось, что отсутствие в стране необходимого количества промтоваров в несколько раз увеличило их стоимость на вольном рынке).

В тезисах оговаривались различные подробности обмена, присутствовали надуманные детали, но если отбросить их, а также всю многословную шелуху, в которую Ларин любил облекать свои проекты, то суть дела заключается именно в установлении товарообмена между государством и крестьянами на условиях рынка.

«Остальную половину фактически сдаваемых государству продуктов каждая волость сдаёт, как и до сих пор, за денежную уплату по твёрдым ценам на хлеб, картофель и т. д.»[337]

Ларинский проект имеет ряд особенностей, унаследованных от 1919 года. Во-первых, на первый план выносится не налог, а обмен. Во-вторых, понятие налога в том смысле, в каком мы привык ли его употреблять, имея в виду НЭП, ещё не вошло прочно в обиход как альтернатива развёрстке. Под налогом понимается совершенно безвозмездное отчуждение хлеба у крестьян. Состояние крестьянских умов и печальные примеры провала в 1919 году натурального и чрезвычайного налогов на крестьянство не давали повода смело говорить о каком-либо совершенно безвозмездном отчуждении хлеба. Уверенность появилась в 1920 году, а вместе с ней стало стабильно фигурировать и понятие налога. Ларин исходит ещё из понятия развёрстки (хотя и не употребляет этого слова) и поэтому для пущей заинтересованности крестьян предусматривает «значительное» повышение твёрдых цен. Эквивалентный товарообмен плюс повышение твёрдых заготовительных цен должны были привести к увеличению продовольственных заготовок и тем самым уменьшить потребность в наращивании эмиссии для постоянной гонки зарплаты горожан за ценами вольного рынка, привести к оздоровлению денежной системы.

Тезисы отражали объективное противоречие и логически развивали его. В одной части они исходили из идеальных установок о необходимости постепенного сведения значения денег до роли расчётного знака, для чего предусматривалось завершение натурализации отношений внутри сферы государственного регулирования. Но вместе с тем они учитывали существование товарного сельского хозяйства и предполагали шаги по использованию рыночного механизма и денежной системы в отношениях с ним. При всей спорности жизнеспособности такой модели в целом, в ней присутствовало главное, то, что привело бы все утопические и надуманные детали в соответствие с тактикой: это рыночный характер связи города и деревни с использованием частичного принудительного обложения. Тезисы Ларина в части, касающейся товарообмена, были традиционны для политики и идеологии ВСНХ, который начиная с 1918 года постоянно противопоставлял товарообмен продовольственной диктатуре, но признание необходимости принудительного обложения, т. е. налога, явилось новым моментом в позиции ВСНХ. Он возник, конечно же, не от хорошей жизни, а из-за резко сократившегося товарного фонда, однако вместе с тем привнёс в альтернативу политике продовольственной диктатуры очень важный элемент реалистичности.

Выступая уже через год на X партийной конференции в мае 1921 года, Ларин, не преминув напомнить о резолюции III съезда СНХ, подчеркнул, что она в точности совпадает с «нынешней теорией» — половину на продналог, а половину на товарообмен — и была рассчитана на начало 1920/21 продовольственного года. Тогда, сказал он, Наркомпрод получил бы в несколько раз больше товаров, чем сейчас, и можно было бы поставить обмен более основательно и вести войну с Врангелем, не имея в тылу Тамбовскую губернию[338]. Но в начале 1920 года такая система вошла в противоречие с установками официальной линии, которая начала определяться после некоторого замешательства в декабре — начале января. На следующий же день после принятия тезисов Ларина в качестве основы для доклада на съезде СНХ, т. е. 23 января, в Политбюро было срочно вытащено из-под сукна предложение ВСНХ повысить тарифные ставки для московских и петроградских рабочих (проект Ларина и Крицмана от 7 января). В результате обсуждения оно, разумеется, было отвергнуто. Постановили политику ВЦСПС в тарифном вопросе считать правильной и искать выход из тяжёлого экономического положения рабочих исключительно в развитии заготовок по обязательной развёрстке, а также запретить кому-либо из членов Президиума ВСНХ и ответственных партийных работников публично поднимать вопрос о повышении тарифов без предварительной санкции т. Томского. Ларина решили исключить из числа членов Президиума ВСНХ[339].

Этим постановлением Политбюро разрешились многие узловые моменты мирной передышки, оно сыграло огромную роль в определении будущей политики. Неизвестно, был ли Ларин вполне информирован о состоявшемся решении, но он уже закусил удила и продолжал борьбу. Без стенограммы невозможно узнать о всех её обстоятельствах, но анализ сохранившихся документов не даёт повода не доверять его воспоминаниям.

Показательна история с избранием нового состава Президиума ВСНХ. Как известно, Ю. Ларин не вошёл в него. 31 января он через Зиновьева передаёт записку на заседание Пленума ЦК РКП(б), в которой просит в его присутствии обсудить вопрос о неизвестных ему причинах отстранения его от участия в Президиуме ВСНХ вопреки тому, что коммунистическая фракция съезда Совнархозов дала ему

«максимальное количество голосов из всех кандидатов, предложенных к списку ЦК, и даже значительно больше, чем одобренному Политбюро списку в целом»[340].

Следы борьбы за состав Президиума обнаруживаются и в обозрении «Экономической жизни», которая сообщала, что Томский предложил список кандидатов в Президиум ВСНХ, принятый бюро фракции РКП (а не всей фракцией в целом, как полагалось)[341].

ЦК партии в ответ на запрос Ларина постановил решение Политбюро утвердить и поручил Каменеву, Крестинскому и Томскому (целая комиссия для принципиального ответа!) письменно сообщить Ларину мотивы постановления ЦК.

Такой ответ был составлен, в нём говорилось:

«… Вы (Ларин) неоднократно публично в печати, на съездах и собраниях выступали с предложениями всяких изменений в области заработной платы, твёрдых хлебных цен и способов заготовки продуктов, которые были равносильны полному отказу от тарифной и продовольственной политики, принятой и одобренной нашей партией. При этом Вы не старались предварительно осведомиться, каково мнение руководящего партийного центра по поводу кажущихся Вам правильными предложений, а сознательно или бессознательно ставили его перед свершившимся фактом, перед брошенным Вами в массу заманчивым и по Вашему утверждению легко достижимым, хотя объективно не осуществимым лозунгом.

Для ЦК это выступление способного, чрезвычайно образованного и преданного, но малоуравновешенного и неспособного считаться с серьёзной ответственностью за предпринимаемые шаги товарища. Для широкой же массы молодых партийных товарищей и непартийных рабочих это — авторитетное выступление товарища, выдвинутого нашей партией на ответственный пост одного из руководителей хозяйственной жизни страны.

Вот чтобы положить конец такому массовому заблуждению, чтобы показать, что Вы в своих выступлениях и проектах не только не говорите от имени партии и правительства, но, наоборот, партии приходится очень часто принимать меры против того вреда, который Вы своими выступлениями иногда причиняете, ЦК и решил не вводить Вас в состав Президиума ВСНХ…»[342]

Позже, через месяц, Ларина освободили и от обязанностей председателя Комиссии использования. Но на сём его государственная карьера не закончилась. Впоследствии он участвовал в работе различных серьёзных правительственных учреждений и привлекался к разработке первых мероприятий НЭПа. И вот странный, на первый взгляд, поворот. После лета — осени 1921 года, когда стало ясно, что на позициях товарообмена удержаться не удастся и необходимо официально переходить к свободной торговле, когда Ленин бросает лозунг коммунистам: «Учиться торговать!» — Ларин начинает сопротивление. Он сомневается в необходимости нового отступления, отрицает необходимость перехода от «государственного капитализма» к системе государственного регулирования и провозглашает:

«Я хочу вовремя поставить барьер „коммунистической реакции“ против начинающегося кое-где переливать через край прилива „коммерческого прогресса“»[343].

Всё это объясняется тем, что он считал себя противником таких крайностей, как военно-коммунистическая принудиловка и «коммерческий прогресс», он искал некую золотую середину и делил её судьбу. В конце концов в первые годы НЭПа Ларина за перманентное оппозиционерство окончательно отстраняют от руководящих должностей. В конце 20-х годов его фигура мелькает у истоков пресловутой коллективизации сельского хозяйства.

Вверх

ВЦИК versus ЦК РКП(б)

Провалом попытки Ю. Ларина, за спиной которого стоял Рыков, повлиять на политику военного коммунизма через III съезд Совнархозов отнюдь не заканчивается борьба за НЭП в период мирной передышки. Вернёмся вновь к работам Комиссии ВЦИК по ревизии Наркомпрода. В январе она во всю ширь развернула свои исследования недостатков продовольственной политики. К ней стекались всевозможные материалы о результатах продовольственной диктатуры на местах, ответы на запросы к различным хозяйственным, профсоюзным и кооперативным организациям, содержавшие, главным образом, критику Компродовского волюнтаризма. Все промышленные главки спешили излить свои жалобы на продовольственников, и прежде всего в вопросах заготовки сырья. Главкрахмал боролся за право повышать закупочные цены в зависимости от условий рынка, за премирование сдатчиков (в чём его поддерживал председатель Комиссии использования Ю. Ларин). Во второй половине 1919 года Наркомпрод встал перед ними стеной, сыпал запрещающими директивами и угрозами предать суду. Аналогичная история происходила и с Главрасмасло и Центроспиртом. Как докладывал представитель ВСНХ на заседании комиссии 19 января, причиной дезорганизации в заготовках сырья является присвоение Наркомпродом монопольного права на заготовку и распределение сырья, на которое он всё время претендует[344].

В поле зрения Комиссии по ревизии Наркомпрода находились практически все вопросы важнейших сторон деятельности наркомата. Мы остановимся лишь на некоторых принципиальных моментах, в которых прорисовываются контуры новой экономической политики. Такой момент возник при обращении комиссии к кооперативным организациям. Взаимоотношения кооперации с Компродом есть проблема всё тех же методов заготовки продуктов. Кооперативы не имели продотрядов, их оружием была только экономическая заинтересованность, через которую они могли побудить крестьянина пойти на торговлю или обмен. История кооперации, её превращение в простой технический придаток к компродовскому аппарату принуждения есть самое наглядное пособие для характеристики экономических отношений в период военного коммунизма.

Известный декрет «20 марта» (декрет СНК от 16 марта 1919 г. о потребительских коммунах) сыграл большую роль в процессе огосударствления кооперации, но в начале 1920 года у Центросоюза и других кооперативных организаций ещё текла кровь в жилах. Их заготовки продолжали иметь большой удельный вес в общем обмене с деревней. С вопросом о кооперации связаны последние колебания Ленина на пути ко всеобщему огосударствлению общественных отношений в период военного коммунизма.

26 января 1920 года состоялось так называемое «частное совещание» по вопросу о кооперации, которое должно было воплотить в конкретные формы постановление Политбюро от 17–18 января 1920 г. о полном овладении кооперативным аппаратом ввиду намерений Антанты начать торговлю с Россией именно через кооперативы. «Частным» это совещание назвать трудно, достаточно взглянуть на его состав: Ленин, Дзержинский, Бухарин, Сталин, Крестинский, Цюрупа, Брюханов, Шмидт, Свидерский, Шейнман, Потяев, Шлихтер, Бакинский, Юрьев, Чуцкаев, Лежава, Розовский, Саммер, Войков, Пилявский, Сольц, Скворцов, Милютин, Ногин[345]. Это скорее похоже на расширенное заседание Политбюро с представителями руководства хозяйственных ведомств. Совещание приняло решение о ликвидации остатков независимой кооперации, а также об уничтожении в кратчайший срок независимых Советов кооперативных съездов. Вместе с тем возник вопрос о роли централизованной потребительской кооперации в деле заготовок и распределения. Даже будучи фактически государственным учреждением, Центросоюз со своими заготовительными конторами сохранил характер торгового агента на селе и оставался опасным конкурентом Наркомпроду.

Ленин конкретно подходил к любой проблеме. Сохранилась его записка, составленная на этом совещании, в которой он просил представителей Компрода и Центросоюза сообщить, сколько хлеба и других продуктов заготовлено кооперацией и при её помощи[346]. Выяснилось, что кооператоры заготавливают до 40% хлеба, при их участии заготавливается 80% других продуктов, в том числе из 33 млн. пудов картофеля 20 млн. заготовлено кооперацией.

Листок с запиской и ответами носит следы борьбы. Компродчики «А. Ц.» и «А. С.» (Цюрупа и Свидерский) недовольно пишут в уголке:

«Так вопрос задать нельзя»[347].

В этой реплике заложена аргументация продовольственников, которую они обычно применяли, обосновывая необходимость расширения своих методов работы. Если в деревне наряду со сдачей продуктов по принудительной развёрстке для крестьян сохраняется возможность торговать с кооператорами, то крестьяне, разумеется, стремятся свои излишки пустить по этому каналу, саботируя развёрстку. И если-де совсем прикрыть торговые операции на селе, то хлеб рекой потечёт в закрома Наркомата по продовольствию. В этом была своя логика, и она частично подтверждалась опытом, но, как известно, когда в 1920 году такую систему провели более последовательно, она привела в конце концов к исчезновению самих излишков хлеба.

На совещании 26 января, очевидно, произошёл жаркий спор между Центросоюзом и Компродом, поэтому ничего определённого решено не было. Судьба кооперации была решена резолюций IX съезда РКП(б) «Об отношении к кооперации», где одержала верх точка зрения продовольственников, которые, по словам Свидерского, считали, что кооперация сама заготовки вести не может, ибо тесно связана с крестьянством[348].

У Центросоюзников существовало иное мнение. Оно получило отражение и в материалах Комиссии по ревизии Наркомпрода. На её заседании 19 января председатель Центросоюза А. М. Лежава сетовал, что

«декрет от 20 марта не установил правильного и ясного взаимоотношения между Компродом и призванной к жизни кооперацией, так как прямая задача Центросоюза — заготовка была отброшена и… аппарат Центросоюза с переходом заготовочно-производительных функций к соответствующим органам государства… вынужден был ограничиться ролью технического распределения по планам и нормам Наркомпрода»[349].

Комиссия затребовала принятые фракцией коммунистов Центросоюза тезисы, в которых центросоюзники выразили свои соображения о роли и месте кооперации в системе общественных отношений. По всей видимости, ими являются тезисы С. З. Розовского «Диктатура и кооперация», неоднократно встречающиеся в бумагах комиссии. Это был довольно известный документ, под заголовком «Тезисы о строительстве кооперации и её взаимоотношениях с органами власти» он был опубликован в дискуссионном порядке в № 1–2 «Известий Народного комиссариата по продовольствию» за 1920 год. В своё время Розовский был членом Коллегии Наркомпрода и в 1918 году, в период установления продовольственной диктатуры, вышел из её состава по принципиальным мотивам. В дальнейшем он работал в правлении Центросоюза. Его тезисы являются своеобразным кооперативным вариантом подступа к новой экономической политике.

Прежде всего в них, как и любых других НЭПовских проектах, вышедших из коммунистических рядов, включая и официальные заявления начала НЭПа, звучит идея отступления, необходимости жертвовать чистотой принципов ради экономического развития. Октябрьская революция, говорилось в документе, ещё не уничтожила частную собственность, фактически крестьянство и слой ремесленников продолжают пользоваться землёй, мёртвым и живым инвентарём на правах частной собственности, «исчезновение которой означало бы полное торжество социализма». Переход к коллективным формам сельского хозяйства есть длительный процесс, который измеряется десятилетиями. В связи с этим аграрная политика скована тактическими соображениями.

«Расслоение деревни, начавшееся созданием комбедов, усиленным насаждением коммун и реальным осуществлением продовольственной диктатуры, было преждевременно прекращено, как только обнаружилось, что смертельная опасность на фронте требует примирения со средним крестьянством; аграрная и продовольственная наша политика стушёвывает свой классовый характер на Украине, на Дону и в Сибири перед угрозой ослабления внешнего фронта. При этой политической ситуации продовольственная диктатура сводится к фикции: правовое Положение всех видов кооперации, их внутреннее содержание и социальный состав их участников должны заменять собою большую часть деятельности отсутствующих строго классовых аппаратов Земотделов, Продорганов и Совнархозов».

Вывод следовал такой: декрет «20 марта» должен быть дополнен привлечением на деле всего потребительского населения не только к распределению, но и к заготовкам.

«Всякая заготовка, в том числе и монополизированных продуктов, должна быть перегружена из продорганов на кооперацию. Только этим путём можно вызвать в широких массах крестьян и рабочих живой интерес к делу».

Далее предусматривались различные конкретные мероприятия по осуществлению этого плана.

Таким образом, по замыслу Розовского кооперация должна была выполнять роль универсального агента между городом и деревней, и это означало не что иное, как переход к рыночным отношениям, поскольку другим типом связи кооперация как таковая не владеет. Эти соображения шли совершенно вразрез с военно-коммунистической политикой. Коллегия Наркомпрода 20 января постановила противопоставить тезисам Розовского свои тезисы, каковые было поручено составить Свидерскому. 25 января они были приняты за основу.

Всё это, как известно, вылилось в «частное совещание», в созыве которого тезисы Розовского, думается, сыграли также не последнюю роль, хотя в протоколе о них нет ни слова. Наряду с заседанием Политбюро от 23 января, где была накинута узда на ВСНХ, совещание 26 января сыграло ключевую роль в определении генеральной линии накануне IX съезда РКП(б). Наверное, поэтому в комиссии Киселёва тема кооперации дальнейшего развития не получила.

Комиссия по ревизии Наркомпрода закончила первый этап своих работ к февральской сессии ВЦИК. В одном из вариантов её доклада Совету Обороны подчёркивалось, что при обследовании Наркомпрода комиссия не могла ограничиться теми вопросами, которые ей поставил СО. Вопросом, вышедшим за рамки первоначальных задач, был принцип определения развёрсток на места.

«Одним из основных недочётов всей деятельности Компрода является почти совершенное отсутствие учёта, — подчёркивалось в докладе, — необходимое для сколько-нибудь правильной работы в области как заготовки, так и распределения; данные обычно или отсутствуют, или составляются на основании устаревших сведений и совершенно не отвечающих настоящему положению вещей».

«Учёт носит исторический характер, он не является правильным регулятором распределения», — признаёт член Коллегии тов. Яковлева. Например, о посевной площади, урожайности, излишках в отдельных губерниях, населении и т. д. данные берутся за 1913–1916 годы. В докладе писалось, что, хорошо стал известен случай, когда на Самарскую губернию в 1919 году наложили развёрстку в 46 млн. пудов хлеба, а на Симбирскую — в 11 млн. пудов. Впоследствии выяснилось, что Симбирская может дать в два раза больше, а Самарская только половину назначенного[350].

П. И. Попову, заведующему ЦСУ, приписывали такие слова, сказанные им якобы на заседании Коллегии Компрода: мол, вы так заботитесь об учёте, что всё равно никакой статистический учёт не может быть точным, чтобы гарантировать совершенно правильное изъятие излишков. Довольствуйтесь старыми данными, если возьмёте многолетние данные, то этого будет достаточно[351]. При стремлении продовольственников к изъятию всех излишков сельское хозяйство не поддавалось учёту. Крестьяне саботировали такой учёт. Да он и не был особенно нужен Наркомпроду. До определённого времени вопросы сельскохозяйственного производства его не интересовали, и продотряды выгребали всё «под метёлку».

Между тем никто не мог отрицать, что элементарный учёт составляет необходимое условие любой хозяйственной деятельности. Смысл проблемы заключался в том, что навязываемый Наркомпродом учёт в условиях крестьянского хозяйства был принципиально невозможен, следовательно, требовался иной подход. В начале 1921 года решение было найдено не в учёте продукта, а посевной площади, что означало новую экономическую политику. Таким образом, борьба за правильный учёт являлась одним из участков фронта борьбы за НЭП.

Комиссия по ревизии Наркомпрода в итоге пришла к выводу о необходимости срочной реорганизации комиссариата и предложила: во-первых, образовать немедленно при Президиуме ВЦИК комиссию из представителей других заинтересованных учреждений и специалистов для выработки плана реорганизации Наркомпрода и мероприятий для устранения отмеченных недочётов, обязав её закончить свою работу в течение одного месяца; во-вторых, немедленно приступить к «орабочению» как центрального аппарата, так и его местных органов.

И главное, в отчёте комиссии ВЦИКу есть третий пункт, которого нет в аналогичном отчёте Совету Обороны:

«В целях увеличения продовольственных ресурсов Республики, выработать премиальную систему для поощрения индивидуального и общественного сельского хозяйства и скотоводства»[352].

Этот пункт возник не совсем неожиданно. В черновиках Киселёва к докладу на сессии есть такие записи:

«1) крестьяне лошадей продают,

2) коров режут,

3) обработку земли сокращают.

Применять премиальную систему не только в промышленности, но и в сельском хозяйстве. Для чего выработать систему поощрения индивидуального и общественного ведения сельского хозяйства»[353].

Несомненно, что вопрос о новой экономической политике ставится Киселёвым весьма робко, но его выводы замечательны прежде всего тем, что в первую очередь подразумевают интересы самого сельского хозяйства. Это следует особенно отметить, ибо здесь явственно обнаруживается, что потребности экономического развития начинают подспудно расширять основание государственной политики от узкой базы потребительских устремлений городского и военного населения страны до признания потребностей громадного крестьянского большинства России.

С такими итогами Комиссия по ревизии Наркомпрода подошла к первой сессии ВЦИК 7-го созыва, состоявшейся 2–7 февраля 1920 года. Её повестка была насыщена самыми актуальными хозяйственными и политическими вопросами, и она стала важным этапом в подготовке IX съезда РКП(б). Но с самого начала мирной передышки, наряду с течениями, подмывающими и подрывающими устои военного коммунизма, период постепенного вызревания и становления переживала идея, которая без труда завоевала официальное признание. Эта идея исходила из военно-коммунистической системы и логически её развивала, воплотившись в план проведения всеобщей милитаризированной трудовой повинности, который был призван надстроить над политикой принудительного изъятия продуктов у крестьян систему принудительного труда в промышленности. Душой всего дела стал Л. Д. Троцкий. Под его руководством специальная комиссия начинает разрабатывать стратегию военного штурма мирного строительства. К середине января эта линия получает своё оформление и начинает непосредственным образом влиять на экономическую политику как признанный ЦК партии курс. Таким образом, в государственном руководстве определились две совершенно неравные по своим силам и организованности тенденции по отношению к перспективам дальнейшего общественного развития. Поэтому подготовка к февральской сессии ВЦИК проходила не совсем гладко.

Президиум ВЦИК в соответствии со своими обязанностями, возложенными на него VII съездом Советов, в конце декабря 1919 года учредил несколько комиссий для подготовки материалов и содокладов к отчётам наркомов ВЦИКу. Кроме уже известной нам продовольственной комиссии, были образованы транспортная и экономическая. Последняя — для разработки коренных вопросов экономической политики в целом. В неё вошли Бухарин, Киселёв и Томский. Очевидно, у Бухарина появились сомнения в необходимости такой комиссии, поэтому 15 января Президиум ВЦИК поручает созвать её Киселёву. Через день, 17 января, по докладу Бухарина Политбюро предлагает Президиуму упразднить свою комиссию и впредь не назначать комиссий такого рода иначе как совместно с СНК. Докладчиками же по вопросам, входящим в компетенцию того или иного комиссариата, назначать только соответствующего наркома или члена Коллегии. Тезисы принципиальных докладов предварительно представлять в ЦК. Таким образом была задана определённая высота постановки и решения вопросов во ВЦИК, что дало основание некоторым членам Президиума ВЦИК и другим утверждать, что ЦК стеснял размах работы Президиума, не давая ему возможности развернуться так, как ему хотелось. В чём отчасти признался и сам Крестинскии[354].

Известен ещё очень любопытный факт, свидетельствующий о серьёзных попытках Президиума ВЦИК в этот период ухватиться за кормило власти. 20 января (накануне III съезда СНХ) на его заседании был рассмотрен вопрос о продовольствии и решено:

«Предложить Наркомпроду срочно изготовить соответствующий декрет, поручить тов. Каменеву принять участие в работах по составлению декрета»[355]

Пока затруднительно что-либо сказать о дальнейших обстоятельствах этого таинственного дела, но антикомпродовский и антицековский смысл постановления в принципе ясен, особенно после упоминания имени Каменева, чья принципиальная позиция в продовольственной политике была давно широко известна.

Подавляющее большинство ВЦИК состояло из коммунистов, поэтому в работе сессии сыграло исключительную роль положение о статусе комфракций во внепартийных учреждениях в принятом VIII конференцией новом партийном уставе. Фракции были поставлены под полный контроль партийных комитетов и действовали в духе партийной дисциплины. На сессии прения по докладам проходили не на пленарных заседаниях, а на фракции под контролем ЦК. Этим обстоятельством роль высшего органа Советской власти свелась к формальным процедурам. Несмотря на высокую оценку работы сессии, данную Каменевым при её закрытии, очевидно, что курс VII съезда Советов на оживление органов Советской власти не состоялся.

Всё же материалы пленарных заседаний февральской сессии весьма интересны. Ярко выступал Троцкий с пропагандой милитаризации труда и единого плана, но особенно любопытны доклады Рыкова и Цюрупы. Наученный историей с Лариным, Рыков, как впоследствии сам признавался, несмотря на свою уверенность в необходимости какого-то радикального сдвига в области тарифной и финансовой политики, остерёгся говорить об этом на сессии.

«Это вопрос громадной глубины и важности и выносить по нему недостаточно обсуждённые решения, не продискутированные в печати и на рабочих собраниях, невозможно»[356].

Тем не менее он позволил себе филиппику в адрес Троцкого и его комиссии. По мнению Рыкова, не время заниматься составлением единого плана экономической жизни. Прежде всего нужно обеспечить самые элементарные условия производства. Планов ВСНХ имел множество, но все они рассыпались, так как 99% людей не может быть использовано для работы, ибо нет ни топлива, ни транспорта, ни продовольствия[357].

Доклад Цюрупы представляет собой очень интересное явление, единственное в своём роде. Цюрупа не наступает, а оправдывается, долго и много жалуется на трудности, с которыми встречается Компрод в проведении своей политики, подробно описывает борьбу в центре и на местах за «чистоту» своих принципов. Эту борьбу

«мы ведём в бесчисленном количестве комиссий, делегаций, беспартийных конференций, конференций партийных и т. д., и эта борьба есть то самое, что мы можем назвать политикой Компрода… У нас идёт бескровная, постоянная, глухая война на этом пути, где иногда мы одерживаем победы, иногда терпим поражения… Только этим состоянием неимоверной борьбы мы получаем состояние того равновесия, в котором находимся».

Опережая доклад Киселёва, Цюрупа завлекает членов ВЦИК совсем уже невероятной перспективой развития политики Наркомпрода:

«Настанет время, когда излишки не будут исчисляться как сейчас, мы будем предъявлять населению минимальные наши требования, а когда производитель исполнил свои обязанности перед государством, он получит возможность избыток, имеющийся у него лично, употребить с производительной целью, скажем для скотоводства»[358].

Всё это выглядит как пение сирены, ибо известно, что даже через год Цюрупа ещё не пришёл к выводу, что такие времена уже наступили, и ожесточённо боролся с Лениным, когда тот поставил вопрос о замене развёрстки налогом.

Необычные для наркома продовольствия тональность и содержание речи объяснимы не в последнюю очередь тем, что он был знаком с итогами работы Комиссии по ревизии своего комиссариата. Они заключали картину «позорного состояния, в котором нашла Наркомпрод ревизия ВЦИК», — как выражался член ВЦИК В. Н. Мещеряков[359]. Пленум ЦК РКП(б) 31 января, утвердивший Цюрупу докладчиком по продвопросу, разрешил Киселёву чтение о ревизии Наркомпрода во фракции ВЦИК и предложил ему немедленно послать доклад Цюрупе и, если у того не будет возражений, то прочесть и на пленарном заседании сессии. Возражения, очевидно, были, так как Киселёв сделал доклад только на фракции. Стенограммы заседаний комфракции не сохранилось. Недостаёт ценнейшего источника по интересующей нас проблеме.

Вообще следует отметить, что при работе с архивными документами периода мирной передышки 1920 года не покидает впечатление, что с ними уже в своё время хорошо «поработали». Никакой небрежностью хранения нельзя объяснить утрату таких важнейших документов, как стенограммы III съезда Совнархозов, комфракции сессии ВЦИК. В очень неудовлетворительном состоянии находятся протоколы Президиума ВЦИК, ВЦСПС и многие другие важнейшие фонды, которые могли бы свидетельствовать о борьбе внутри партийно-государственного аппарата за линию экономической политики в начале 1920 года. Однако в связи с этим наверное можно говорить и о существовании некоего «закона» архивного дела, по которому невозможно абсолютно скрыть существование важного документа. Каждый крупный документ, входя в жизнь, оставляет за собой множество других второстепенных документов, по которым, как по «брызгам» и «кругам на воде», можно определить приблизительный «объём», «вес» и прочие характеристики исчезнувшего предмета.

То же относится и к материалам сессии ВЦИК. Кое-что можно обнаружить в материалах той же Комиссии по ревизии Наркомпрода, которая после сессии стала именоваться Комиссией ВЦИК по реорганизации Наркомпрода, — некоторые резолюции, выписки, запросы и т. п. из протоколов заседания фракции, собранные Киселёвым в качестве руководящего материала.

Документы свидетельствуют, что некоторые вопросы экономической политики получили несколько иное и даже противоположное толкование, нежели то допускала официальная политика. Например, много внимания было уделено развитию сельскохозяйственного производства, с ответами на запросы выступал нарком земледелия С. П. Середа. Наркомат земледелия критически относился к системе продовольственной диктатуры и по вопросам экономической политики блокировался с ВСНХ, составляя вместе с ним оппозицию Наркомпроду. Между Наркомземом и Наркомпродом основные недоразумения происходили из-за семенного фонда и его заготовки. 15 декабря Коллегия НКЗ приняла важное решение о заготовках семян земотделами через кооперативные организации путём товарообмена на основании рыночных цен. Фракция ВЦИК поддержала это явно направленное против продовольственной диктатуры решение и постановила о скорейшей передаче всего семенного дела и всего сельхозинвентаря из рук Компрода в Наркомзем, а также решила всю заготовку семян вести через земотделы[360].

Уместно будет добавить, что в это время упорных схваток по вопросам продовольственной политики Наркомзем вывел и свой «совхозный» отряд на линию фронта. Тогда насчитывалось 3662 советских хозяйства, на которые Компродом была положена развёрстка в 25 млн. пудов хлеба. Параллельно с сессией ВЦИК 3–7 февраля в Москве проходило Всероссийское совещание представителей совхозов, губземотделов и рабочкомов, где было выдвинуто требование об установлении на советские хозяйства определённой системы обложения, т. е. налога, в целях большей продуктивности их работы[361]. Так что и государственный статус хозяйств не спасал Наркомпрод от «мелкобуржуазных» притязаний.

В некоторых документах угадывается влияние члена ВЦИК Ю. Ларина. Члены фракции рекомендовали срочно рассмотреть вопрос об установлении более благоприятного соотношения между ценами на продукты индустрии и сельского хозяйства в сторону реального соотношения этих цен на рынке и поручила Президиуму ВЦИК в случае необходимости принять соответствующие постановления[362].

В нашем распоряжении нет полного текста доклада Киселёва, но известно, что намечалось затронуть общий вопрос о заготовительной политике Наркомпрода. Верным признаком того, что доклад получился острым и был неравнодушно воспринят членами ВЦИК, служит сравнение Свидерским заседания фракции с беспартийной конференцией[363].

Критика заготовительной политики, как правило, увязывалась с правильным учётом посевной площади и урожая, и поэтому следует обратить внимание на «особое» постановление фракции об учёте посевной площади, которое было принято и на пленарном заседании сессии[364].

Уже обращалось внимание, что проблема правильного учёта служит непосредственной предпосылкой перехода к продналогу. Требование правильного учёта посевных площадей в связи с продовольственной развёрсткой, прозвучавшее на фракции от группы членов ВЦИК, закладывает основу для пропорционального обложения. При условии пропорционального обложения посевной площади развёрстка в 326 млн. пудов, назначенная в 1919/20 продовольственном году, автоматически превращалась в налог. Это было хорошо понятно, и Наркомпрод всячески сопротивлялся внесению подобной ясности в отношения с крестьянством.

Не имея стенограммы, невозможно сказать, было ли на сессии произнесено слово «налог» или прения проходили в системе более ранних, неразвитых понятий о новой экономической политике. Судя по имеющимся материалам, Киселёв и его комиссия вплотную подошли к идее продналога.

Вверх

«Нос Троцкого»

Очередной эпизод в истории борьбы за НЭП связан с именем Л. Д. Троцкого. Сейчас, когда исследователи имеют возможность выносить свои суждения об этой исторической фигуре, многие справедливо подчёркивают её крайнюю неоднозначность и противоречивость. Троцкий-военный и Троцкий-апологет мировой революции в начале мирной передышки интенсивно разрабатывает план применения диктаторских и военных методов приступа к социалистическому строительству, но когда Троцкий-хозяйственник в это же время в качестве председателя 1-й Трудовой армии сталкивается с конкретными экономическими проблемами, он начинает задумываться о необходимости серьёзного пересмотра экономической политики.

Идеи Троцкого периода мирной передышки нельзя расценивать однозначно, как ставку исключительно на принудительные методы управления. Наряду с этой частью проектов, воспринятой и одобренной ЦК, Троцкий отстаивал необходимость частичной децентрализации экономики, передачи некоторых прав от центральных ведомств региональным органам управления (с чем соглашался и Рыков), так как стало очевидным, что сугубый централизм омертвляет экономику и является тормозом развития. Троцкий вкладывал в идею трудовых армий, помимо прочего, ещё и намерение создать сильные областные хозяйственные органы. Это не у всех вызвало восторг, сразу же появились сильные оппоненты из сторонников последовательного московского централизма. В ЦК партии с большим трудом прошло решение о создании региональных экономических единиц, и то согласие было дано лишь с оговоркой об исключительно временном характере этой меры. Революционный совет 1-й Трудовой армии получил весьма урезанные права и полностью находился под контролем центральных ведомств. Ограниченные возможности Совтрударма стали причиной серьёзных затруднений в его работе. Особенно сказывались на деле централизаторские устремления продовольственного ведомства. Поэтому Троцкий вступает в полемику с Наркомпродом.

5 апреля он направляет Цюрупе телеграмму о том, что заместитель председателя 1-й Трудармии Г. Л. Пятаков жалуется — работы армии срываются на продовольствии.

«Вывозка и сплав леса были сведены к минимуму несвоевременной подачей продовольствия. Заготовленный хлеб во многих местах Челябинской губернии портится, гниёт, но не подаётся на заводы. Я считаю, что в этом вопросе Наркомпродом делается роковая ошибка. В продовольственной политике нам нужна не уравнительная экономия, не автоматическая урезка всех нарядов, а гибкое приспособление к производственным интересам… Ещё раз повторяю: та твёрдая централистическая политика, которую проводил Наркомпрод, была в старом своём виде абсолютно необходима для преломления местничества. Сейчас настал момент, когда в этот уже созданный дисциплинированный аппарат необходимо ввести больше гибкости и инициативы в соответствии с производственными потребностями на местах. В противном случае продовольственно-распределительный централизм, который нас спас от местных притязаний, грозит задушить нас своим несоответствием с потребностями промышленности. Областные хозяйственные центры являются жизненным коррективом в уравнительном централизме продовольственного аппарата. Это установлено партийным съездом»[365].

Цюрупа отреагировал на призывы Троцкого в своём духе. В начале мая он утвердил инструкцию представителям Наркомпрода в Совтрудармах, им категорически воспрещалось изменять разработанные Комиссариатом планы заготовок и распределения продовольствия. Несгибаемый нарком держал оборону по всем направлениям. Это был не первый случай столкновения Троцкого с Цюрупой. В декабре 1919 года Троцкий на Политбюро заступился за своих военных, которых Цюрупа приказал предать суду за заготовки фуража по ценам вольного рынка.

Во время своих поездок по Уралу и Сибири в феврале — марте 1920 года по делам трудармии Троцкий погрузился в гущу хозяйственных проблем. Восемь часов работал лопатой, расстрелял 4 комиссаров-шкурников, заглядывал в каждую щель, с восхищением писали домой красноармейцы с Урала.

«Слушал речь Троцкого, мог бы стоять и слушать двое суток. Его слова льются золотой рекой»[366].

Поработав лопатой на Урале, Троцкий возвратился в Москву с выводом о необходимости отказаться от военного коммунизма, как он впоследствии вспоминал.

«Мне стало на практической работе совершенно ясно, что методы военного коммунизма, навязывавшиеся нам всей обстановкой гражданской войны, исчерпали себя и что для подъёма хозяйства необходимо во что бы то ни стало ввести элемент личной заинтересованности, т. е. восстановить в той или другой степени внутренний рынок»[367].

На екатеринбургской аудитории Троцкий апробировал свои новые идеи в области продполитики. «Система реквизиции излишков, — говорил он 10 марта на собрании местной партийной организации, — могла быть, разумеется, допущена только как исключительная мера в месяцы полной продовольственной безвыходности. Превратить реквизицию излишков в систему значило бы подорвать корни дерева, плодами которого мы питаемся, ибо раз государство реквизирует у крестьянина всё сверх определённой потребительской нормы, то у крестьянской семьи отпадает стимул к повышению интенсивности труда, к увеличению запашки, техническим улучшениям и пр.»[368]

В период дискуссий 20-х годов Троцкого обвиняли в «недооценке» крестьянства. Однако его «недооценка» крестьянства была особого рода, которую можно только приветствовать. В отношении к революционным возможностям крестьянства Троцкий всегда был близок к меньшевикам, не рассчитывая особенно на его социалистический революционный потенциал и делая основной упор на пролетариат, рост его численности и самосознания. Но в то же время Троцкий был далёк от мысли о мести «несознательному» крестьянству, а наоборот, говорил о необходимости более внимательного отношения к нему, об учёте его природы и особенностей. Отношение Троцкого к крестьянству весьма ценили представители прокрестьянских социалистических партий. Один из лидеров партии революционных коммунистов А. Устинов писал, что на VI съезде Советов, упразднившем комитеты бедноты, Троцкий

«как самый яркий выразитель идеи диктатуры пролетарской партии, должен был бы меньше всех других говорить о „трудовом“ крестьянстве. Но он оказался единственным представителем партии коммунистов-большевиков, который всё время говорил определённо о трудовом крестьянстве как о базе социальной революции»[369].

По приезде в Москву Троцкий направляет в ЦК документ «Основные вопросы продовольственной и земельной политики». Он полностью опубликован в 17 томе (часть 2) его собраний сочинений с подзаголовком «Предложения, внесённые в ЦК РКП(б) в феврале 1920 г.» В датировке Троцкий ошибается. Предложения были внесены не в феврале, а в марте — 20 числа. Об этом свидетельствует сохранившийся экземпляр, посланный Ленину. Собственно, это не один документ, а целых три. И они в совокупности дают возможность объективно оценить позицию Троцкого накануне IX съезда.

Кроме названного предложения там есть ещё записка о договорных отношениях в рамках общегосударственного хозяйственного плана и любопытная сопроводительная телеграмма к обоим документам, где сказано:

«Ни то, ни другое не есть проект тезисов для оглашения, а лишь черновой набросок для согласования в ЦК. Если таковое будет достигнуто, формулировка должна быть существенно иная, особенно по продовольственному вопросу»[370].

Весь текст наброска по продовольственному вопросу очень интересен. Троцкий верно уловил разрушительные тенденции в промышленности и сельском хозяйстве, имевшие основную причину в проводимой продовольственной политике. Он повторяет то, о чём постоянно твердил Рыков: промышленность разваливается, теряет рабочую силу из-за отсутствия продовольственного снабжения. Крестьянство же превращает своё хозяйство в натуральное, продовольственные ресурсы должны иссякнуть, и в дальнейшем никакое усиление реквизиционного аппарата не сможет спасти. Бороться против тенденций хозяйственной деградации возможно следующими методами:

«1. Заменив изъятие излишков известным процентным отчислением (своего рода подоходный прогрессивный натуральный налог) с таким расчётом, чтобы более крупная запашка или лучшая обработка представляли всё же выгоду.

2. Установив большее соответствие между выдачей крестьянам продуктов промышленности и количеством ссыпанного ими хлеба не только по волостям и сёлам, но и по крестьянским дворам. Привлечение к этому местных промышленных предприятий. Частичная расплата с крестьянами за доставленное ими сырьё, топливо и продовольствие продуктами промышленных предприятий.

3. Дополнив принудительную развёрстку по ссыпке принудительной развёрсткой по запашке и вообще обработке.

4. Поставив более широко, более правильно и деловито советские хозяйства».

В предложениях Троцкого очевидно противоречие между 1-м, 2-м и 3-м, 4-м пунктами. Это противоречие между рыночными и государственными методами развития сельского хозяйства было присуще в той или иной мере всем НЭПовским проектам, рождённым в государственных сферах. Главное в оценке подобного рода противоречий — определить, что поставлено во главу угла, какова ведущая сторона противоречия. Поскольку Троцкий разрешает двусмысленность своего проекта таким образом, что в богатых земледельческих районах (Сибирь, Дон, Украина) необходимо проводить политику, определяемую первыми двумя пунктами, а в разорённых центральных губерниях возможно преобладание второго варианта, бесспорно, что его предложения предоставляют деревенской экономике вертеться всё же вокруг рыночной оси. Налоговая политика, будучи применённой в Сибири, на Дону и Украине, несомненно, потребовала бы своего последовательного проведения и по всей стране. Пункты о принуждении и коллективизации, возможно, являются сознательной жертвой косности общепартийного мышления с целью смягчить впечатление от радикальности главной идеи. Сам Троцкий в этот период не строил иллюзий относительно возможностей коллективизации. В тезисах доклада на собрании Екатеринбургской партийной организации от 10 марта 1920 года он определённо указывает, что

«переход к коллективным формам есть переход медленный, который растянется на одно — два поколения. В ближайшую эпоху мы вынуждены считаться с огромным значением мелкого крестьянского индивидуального хозяйства»[371].

Предложения Троцкого в марте 1920 года перейти к налоговой политике и индивидуальному обмену с крестьянством вовсе не были случайностью, как не были случайностью и идея милитаризации промышленного труда, а также его призывы в конце года огосударствить профсоюзы и закрутить гайки военного коммунизма. Интересно, что в наброске плана к своим неопубликованным воспоминаниям эпизод с предложениями Троцкого Цюрупа обозначил пунктом «Нос Троцкого»[372]. Но воспоминания писались уже в то время, когда шла кампания борьбы против троцкизма, поэтому Цюрупа не стал описывать явно выигрышный для Троцкого случай, и осталось неизвестным, что же нарком продовольствия думал о его «носе». Но кажется, нос тут ни при чём, просто к достоинствам Троцкого, а значит, и к недостаткам относилась редкая способность его ума быстро реагировать на изменение ситуации и ставить вопросы принципиально, отодвигая на второй план возможность ущерба собственному влиянию и авторитету в случае поражения. Как иногда пишут, он более был предан идее, а не власти.

Своими предложениями Троцкий один наметил то глобальное противоречие, в котором весь 1920 год будет метаться государственное сознание в поисках выхода из экономического кризиса: либо налог, новая экономическая политика, либо усиление государственного принуждения.

Неоднозначность позиции Троцкого в этот период подчёркивает второй документ, направленный в ЦК под названием «Договорные отношения»:

«Наше хозяйство основано на трудовой повинности и принудительной развёрстке, но в рамках этих начал, в основе которых лежит государственное принуждение, остаётся ещё очень много места для проявления личного или группового добровольчества и для всевозможных соглашений советского государства и его отдельных органов с отдельными гражданами и группами граждан».

Далее развивается мысль о дополнении государственного принуждения премиальными соглашениями.

«Этот принцип нужно расширить на всю область хозяйственных отношений, применяя его по отношению к крестьянству, отдельным лицам, волостям, сёлам, по отношению к целым советским учреждениям и проч.»[373]

Из этого отрывка, дающего ясное представление о фундаментальных взглядах Троцкого на складывающуюся общественную систему, становится понятно, что его подвижничество в направлении НЭПа было не столь принципиальным и осознанным, как он впоследствии хотел это представить. О рынке речи нет, основой хозяйства по-прежнему остаётся государственное принуждение. Вместе с тем нельзя не признать, что объективное значение сделанных Троцким предложений является гораздо более существенным и важным, нежели он сам, может быть, предполагал. Однако подобная половинчатость была присуща не только Троцкому, это было всеобщее свойство. Сравнивая все пути к X съезду и далее, видно, насколько постепенно и тяжело расшатывалась и раскалывалась военно-коммунистическая идеология.

Хотя в предложениях Троцкого уже фигурирует понятие налога, по сути в них нет ничего нового. Его заслуга заключается в том, что он свёл воедино все достоинства и иллюзии носившихся тогда в воздухе НЭПовских идей и поставил ЦК партии перед возможностью ещё раз обдумать выбор направления общественного развития. О дальнейшей судьбе своей инициативы он пишет так:

«В начале 1920 г. Ленин выступил решительно против этого предложения. Оно было отвергнуто в Центральном Комитете одиннадцатью голосами против четырёх»[374].

Протокол этого заседания ЦК нам неизвестен. Скорее всего оно состоялось между 20 и 29 марта, в период, когда перед IX съездом происходило великое множество собраний и совещаний различных группировок, занимавшихся предсъездовской борьбой. В организационном отчёте ЦК IX съезду упоминается, что между VIII конференцией и съездом состоялось четыре заседания Пленума ЦК, между тем известны протоколы только трёх заседаний. Возможно, интересующее нас заседание созывалось 26 марта, как ранее было намечено Политбюро[375].

Чтобы лучше представить месторасположение Троцкого в предыстории НЭПа, обратимся к любопытному письму, обнаруженному в архиве Рыкова. Это обширное письмо, или доклад, озаглавлено:

«К продовольственному вопросу»[376].

Его автор — А. Чубаров — председатель Скопинского уездного комитета партии Рязанской губернии. Для нас важно то, что письмо помечено 18 марта 1920 года, т. е. относится к тому же периоду, что и записка Троцкого, которой оно в смысле логики и стиля ничуть не уступает, а по целенаправленности во многом превосходит.

Очевидно, Чубаров был весьма деятельным человеком, поскольку в партийных документах этого времени сохранилось множество различных отрывочных сведений о нём. В одном из докладов в ЦК по Рязанской губернии о Скопинском уезде сказано следующее: во главе уезда стоит интеллигент, председатель комитета тов. Чубаров — из левых эсеров. Председатель исполкома Петерс — тоже из эсеров. Первый — бывший частный поверенный, второй — учитель гимназии.

«Благодаря осторожной и в общем правильной, хотя и соглашательской линии, население относится к местным работникам с доверием. В ноябре (1918 года) благодаря тому не было в Скопине восстания, которое было в соседних уездах… За неделю до моего приезда исполком постановил „не чинить препятствий крестьянам, сдавшим излишки, в продаже хлеба“… Партийной работы нет. Советская — на высоте. Жулья нет»[377].

Эти сведения относятся к 1919 году, а в середине 20-го Чубаров всё же оказался вынужденным оставить Скопинский уезд из-за разногласий с губернским руководством.

В своём письме от 18 марта Чубаров начинает с того же, что и Троцкий, говорит о взаимосвязи отраслей народного хозяйства, промышленности и земледелия.

«Мы слишком упростили отношение к деревне. Всякое недовольство в деревне, всякий законнейший протест мы привыкли считать „кулацким“. Между тем протестовать часто имеют основание не только кулаки, но и бедняки. Наша продовольственная политика часто бывает похожа на политику в неприятельской стране»[378].

Далее он пишет, что в результате в деревне царит ужасное настроение, которое исключает всякую возможность партийной работы в деревне. Крестьяне после уборки стараются есть как можно более, переедают, скармливают скоту, прячут, сгнаивают хлеб, не думая о дальнейшем.

Он спрашивал, являются ли недостатки продовольственной политики случайным, временным следствием, вызванным войной или несовершенством аппарата управления? Приходится признать, что эти недостатки есть неизбежное следствие всей системы продовольственной политики. Развёрстка может быть построена только на основе точного учёта хлеба. Но точный учёт при системе единоличного хозяйства невозможен.

«Невозможность точного учёта сама в себе заключает все отрицательные стороны принятой нами системы продовольственной политики… Но что хуже всего — отсутствие точного учёта делает население беззащитным. Чем оно может доказать, что у него нет излишков или есть, но не в таком количестве какое с него спрашивают?»

Чубаров считает, что это основа для произвола. Поэтому система принудительного изъятия излишков должна быть оставлена и чем скорее, тем лучше.

«Интересы социальной революции настойчиво требуют усвоения такой тактики, при которой бы громаднейший слой среднего крестьянства шёл за пролетариатом или по крайней мере не мешал бы ему, был нейтральным, а не враждебным»,

— пишет он. Мелкие крестьянские хозяйства остаются единственными производителями сельскохозяйственных продуктов, и преждевременно их подрывать не может входить в хозяйственные расчёты.

Рассуждения Чубарова не свободны от характерных противоречий. Он ещё не решается подвергнуть сомнению государственную монополию на хлебные продукты, не понимая или не желая подчеркнуть, что предлагаемые им меры ведут к свободной торговле:

«Единственно целесообразный путь получения от крестьян хлеба — это индивидуальный обмен с ними. Бояться индивидуального обмена нечего. Отрицать его из боязни кулацкого засилья смешно, имея в своих руках аппарат государственной власти, имея возможность бороться с кулаком соответствующей системой налогов. Бояться нужно другого — того положения, при котором в деревне остаётся без обработки земля за отсутствием лошадей и семян, город остаётся без рабочей силы, когда в деревне она без применения, а все вместе — без хлеба…

…Товарообмен с крестьянами требует известного количества товаров. У нас их мало. Необходимо поэтому до того момента, когда будет товар, часть хлебных продуктов отбирать без замены их товарами. Это верно. Но выход из этого другой — не изъятие хлебных излишков, а введение натурального налога, построенного возможно более просто — налога с площади земли тем большего, чем выше обеспеченность землёй и чем лучше постоянное количество почвы с разделением земли по качеству на 3–5 разрядов по районам. Известный минимум земельной площади, достаточной только для прокормления семьи, пользующейся ею, должен быть исключён из обложения».

Чубаров считает, что эти же критерии должны стать основой натурального обложения и на другие продукты.

«Здесь возможен точный учёт, а там, где есть точный учёт только и возможна серьёзная работа».

И в заключение автор пишет:

«Побольше внимания к интересам с.х., побольше уважения к широким крестьянским массам, поменьше всяких отрядов, создание условий, способствующих развитию производительности труда на земле, правильная налоговая система, признание принципа товарообмена „товар за хлеб, товар за труд“ — вот что должно сейчас же стать программой политики Советской власти в деревне»[379].

Несомненно, что соображения Чубарова из Скопина гораздо последовательней и основательней, чем предложения Троцкого, но также обращает на себя внимание совпадение некоторых рассуждений и даже предрассудков. Это подчёркивает, что идею новой экономической политики невозможно приписать кому-то конкретно. Она всегда составляла неотъемлемый элемент военного коммунизма и заявляла о себе в каждый критический момент в той или иной форме. Вообще, имея перед собой задачу изучения предпосылок НЭПа, вопрос нужно ставить шире продовольственной политики. «Военный коммунизм» и «НЭП» — это две принципиальные всеобъемлющие системы, и борьба между ними идёт на протяжении всей советской истории, в каждом общественном звене, по любому вопросу социально-экономической политики. Чтобы получить возможно полное представление о развитии этих двух тенденций, например, в 1920 году, необходимо брать сразу весь срез общественных отношений, выделять принципиальные моменты в дискуссиях и по советскому строительству, и о роли профсоюзов, и о единоличии и коллегиальности и т. д. Понятно, что провести такой обширный анализ задача чрезвычайно сложная, поэтому ограничимся главным — проблемами продовольственной политики, т. е. проблемой отношений двух различных общественных укладов — государственной промышленности и крестьянского сельского хозяйства, — проблемой, которая является стержневой в понимании истории этого периода с точки зрения борьбы противоположностей.

Мы уже вправе сделать вывод о том, что потребности гармоничного, равноправного развития этих общественных укладов находили своё выражение не только в выступлениях крестьянства и близких к ним политических группировок, но и в среде правящей партии. Однако противники военно-коммунистической политики из числа большевиков не смогли в период мирной передышки объединиться вокруг своей концепции развития. Пар усилий вышел в серию свистков, а реально сдвинуть махину военного коммунизма не удалось вследствие неорганизованности, отсутствия у сторонников реформ единой сформулированной платформы. Идея НЭПа не воплотилась в материальную оболочку политической силы, а следовательно, не получила необходимых свойств, позволяющих идее влиять на механизм общественного развития. Поэтому дело свелось к разрозненным локальным выступлениям и инициативам, окутанным достаточно туманными и противоречивыми представлениями о сути проблемы.

Но, как кажется, основное препятствие заключалось в том, что партия противопоставляла себя тем слоям общества, которых считала носителями отличных идей от идей коммунизма тенденций. Не было понимания, что существование этих тенденций носит в основе непреходящий характер. Мысль о государстве — орудии гармонизации разнообразных общественных интересов — была утеряна. В партийной среде лишь только пробивались ростки терпимости к крестьянству и внимания к его потребностям. Характерная деталь: до того как идея налога выходит на первый план, все первоначальные проекты пересмотра продовольственной политики исходили не из потребностей сельского хозяйства в рынке, а из встречных устремлений города, промышленности к самостоятельным заготовкам. Поэтому те, кто стоял в стороне от их непосредственных интересов и по своему положению воплощал высший государственный интерес, оказались более консервативными в этом случае. Лишь только угроза всеобщего краха через окончательное разорение сельского хозяйства заставляет новое государство стать государством в полном смысле слова, а не орудием классовой войны, отказаться от собственного противопоставления «мелкобуржуазному» крестьянскому океану и начать мучительные поиски соглашения с ним, постепенно пересматривая дооктябрьский багаж догм и иллюзий.

В начале 1920 года этот процесс ещё не вышел из эмбрионального состояния, сторонников старой политики оставалось большинство, а прозелиты испытывали противоречия, как Троцкий, или трепали друг другу нервы по второстепенным вопросам, как Рыков и Каменев. Линия большинства легко одержала победу, и IX съезд прошёл без неожиданностей. Документы ЦК показывают, насколько тщательно он готовился. Вначале на заседании Пленума ЦК 31 января в порядок дня съезда третьим пунктом ставится продовольственная работа. Но на заседании 6 февраля этот вопрос с повестки снимается, а Цюрупе предлагается подготовить доклад по продработе на случай, если эти вопросы будут поставлены на съезде по инициативе делегатов. Получилось так, что вопросов у делегатов не появилось и наркому продовольствия не пришлось использовать свой доклад.

Тем не менее со стороны ВСНХ была предпринята попытка, используя решение февральской сессии ВЦИК о реорганизации Наркомпрода, привлечь внимание партии к проблемам продовольственной политики. 27 марта, накануне IX съезда, в «Экономической жизни» появляются обширные «Тезисы по вопросу о реорганизации Компрода» за подписью Л. Крицмана. Следует сказать, что в начале марта, волею известных обстоятельств, вместо Ларина во главе Комиссии использования стал его заместитель Крицман. Ларин ушёл, но идеи его не погибли. Остался Крицман, который в основном разделял позицию своего бывшего начальника, остался сам Рыков, который, по выражению Ленина, желал «скушать» Цюрупу, оставался, наконец, ВСНХ и его плохие отношения с Наркомпродом. Тезисы от 27 марта являлись по существу планом уничтожения Комиссариата продовольствия и коренного изменения всей продовольственной политики. Безусловно, они не являлись результатом только личного творчества Крицмана. Их рукописные экземпляры можно обнаружить в бумагах Рыкова и других членов Президиума ВСНХ.

Центральным пунктом тезисов является положение о необходимости «включить аппараты заготовки в общую организацию народного хозяйства», т. е. включить в систему ВСНХ.

Как и Ларин в тезисах к III съезду СНХ, Крицман подчёркивает то обстоятельство, что сохранившийся у государства

«незначительный по сравнению с добрым старым временем товарный фонд представляет на рынке колоссальную мощь. Цена индустриальных продуктов на деревенском рынке поднялась в пять, десять и больше раз сильнее, чем цена сельскохозяйственных продуктов».

Но у Крицмана есть очень существенное отличие, он не предусматривает, подобно Ларину, принудительного безвозмездного отчуждения части продуктов (налога), а просто, разумеется из лучших побуждений, предлагает развёрстку на всё необходимое количество продуктов, каковое обменивается по твёрдым товарным эквивалентам, причём товарная оплата наиболее ценных и нуждающихся в поощрении производства продуктов должна доходить до соотношения эквивалентов на вольном рынке.

Развёрстку Крицман совершенно недвусмысленно противопоставляет монополии на все излишки. Наряду с развёрсткой подразумевается существование вольного рынка, на котором используется вся денежная масса, получаемая городским населением в качестве зарплаты. Как и у Ларина, все денежные расчёты внутри регулируемого государством хозяйства прекращаются.

Тезисы имеют яркую антикомпродовскую направленность, существование Наркомпрода вообще не предполагается. Во всяком случае его название не фигурирует, а речь идёт об особом центре государственного принудительного коллективного товарообмена, который через свои местные органы учитывает конъюнктуру рынка и контролирует ход заготовок. Заготовки ведутся специальными органами, особыми для каждого продукта и каким-то образом тесно связанными с соответствующими группами промышленных и городских потребителей сырья и продовольствия. Товарообмен ведётся не индивидуально, а со специально организованными товариществами или производственными кооперативами крестьян или кустарей. Общее распоряжение государственным товарным фондом Крицман, как патриот своего ведомства, оставляет за «особым органом, как это имеет место и сейчас», надо понимать, за Комиссией использования.

Тезисы Крицмана — это развёрнутый документ, который содержит и историческое обоснование, и массу подробностей, но мы ограничимся сказанным. Несмотря на то, что в них живёт дух новой экономической политики, они также имеют много надуманного и волюнтаристского. Последнее вытекает из их ведомственного характера. Выраженная антикомпродовская направленность этого документа во многом его портит, отрывает от реальности. Игнорирование существования и интересов такой мощной и влиятельной организации, как Наркомпрод, даже в проекте отхода от продовольственной диктатуры — явное ребячество. Крицман грешит радикальностью ещё и в том, что отказывается от идеи налога, безвозмездного части продуктов, ещё более отклоняясь от поставленной цели.

Состоявшийся 29 марта — 5 апреля 1920 года IX съезд РКП(б) сыграл большую роль в развитии военно-коммунистической политики. Выбирая путь для мирного строительства, он сделал ставку на военные, принудительные методы работы. Его решения укрепили принципы командно-административного управления экономикой и надстроили над системой насильственного отчуждения продуктов у крестьян систему милитаризированной трудовой повинности в промышленности.

Главным предметом обсуждения на съезде стала выработанная ЦК в течение мирной передышки платформа экономического строительства, в основу которого была заложена идея единого хозяйственного плана, имевшего своим методом всеобщее государственное принуждение. В. И. Ленин, выступая, сказал, что ЦК в этом вопросе занял совершенно определённую позицию.

«Задача состоит в том, чтобы к мирным задачам… восстановления разрушенного производства приложить всё то, что может сосредоточить пролетариат, его абсолютное единство. Тут нужна железная дисциплина, железный строй, без которого мы не продержались бы не только два с лишком года, — даже и двух месяцев»[380].

В этом же ключе построена и основная часть блестящей речи Троцкого, которая своей яркостью обнажает принципы и иллюзии сознания той эпохи. Он объявляет величайшим завоеванием то, что «мы убили вольный рынок», и старым буржуазным предрассудком — утверждение, что принудительный труд непроизводителен,

«а если принудительный труд непроизводителен, то, стало быть, этим осуждается наше хозяйство, ибо общество есть организация нашего труда. Если труд организован на неправильном принципе, на принципе принуждения, если принуждение враждебно производительности труда, значит, мы обречены на экономический упадок, как бы мы ни изворачивались, что бы мы ни делали»[381].

В то время когда Троцкий подошёл к необходимости продналога, он ещё продолжал одной ногой стоять на военно-коммунистической платформе, причём большая тяжесть приходилась именно на эту ногу. Поэтому Троцкому было легко, после того как ЦК отклонил его предложения о налоге, вновь стать последовательным апологетом государственного принуждения.

Но есть ещё одна причина, почему ни у Троцкого, ни у других, кто ранее задумывался об изменении политики, предложенный план хозяйственного строительства не вызвал особенных возражений. Во-первых, никто из сторонников НЭПа никогда в принципе не отвергал методов государственного регулирования. Государство для того и существует, чтобы своими методами решать те социально-экономические задачи, которые не под силу рыночному укладу. Это характерно для любой страны и любой общественной системы. Спор лишь о соотношении частей в лекарстве. Во-вторых, программу IX съезда никак нельзя оценивать однозначно. Принятое постановление «Об очередных задачах хозяйственного строительства» содержало и развивало основное противоречие между принуждением и заинтересованностью. Оно хотя и в разной степени, но усиливало обе стороны. Наряду с принуждением предполагались мероприятия по экономическому стимулированию труда, которые объективно выходили за рамки употреблённого там понятия премиальности:

«Должно быть установлено, что часть излишней, сверх определённого задания, выработки общегосударственных предприятий, переданных в ведение губсовнархозов, поступает в виде дополнительного пайка в распределение среди населения губернии, в первую голову той его части, которая ближайшим образом обеспечила производительность предприятий»[382].

Вместе с заготовкой сельскохозяйственных продуктов по принудительной развёрстке

«должна быть применяема система расплаты за сдаваемое сырьё в известном, установленном каждый раз особо, размере продуктами и полуфабрикатами в том виде, как это уже применяется при заготовке льна, пеньки и т. д.»[383]

Троцкий поясняет:

«Нужна личная заинтересованность в эту переходную эпоху каждого рабочего и каждого крестьянина в отдельности, в непосредственных плодах применения его рабочих сил. Я говорю о премиальной системе»[384].

Позиция Троцкого на съезде находится в полном соответствии с его запиской «Договорные отношения», где он писал, что в рамках государственного принуждения остаётся ещё много места для личной заинтересованности. И его активно поддержал Рыков, который увидел в постановлении то, что ему более всего хотелось увидеть, упустив главное:

«К сожалению, та точка зрения, которая проводится в тезисах т. Троцкого, долго не являлась точкой зрения ЦК, Если вы посмотрите, как трактуются там основные, существенные, принципиальные вопросы экономической жизни и политики, вы увидите целый ряд положений, которые в корне изменяют, например, политику Наркомпрода. А мы на протяжении более года боролись за это в Совете Народных Комиссаров и в Совете Обороны, но значительных успехов в этой области добиться не могли».

Рыков настаивает на развитии именно этой части тезисов:

«Раз вопрос стоит о проведении плана, о плановом хозяйстве, совершенно бессмысленно допускать, чтобы Наркомпрод вёл одну политику, а ВСНХ — другую»[385].

В этом его дружески поддержал Троцкий, заявив:

«Я совершенно согласен с т. Рыковым, что вопросы продовольствия должны быть в ближайшую эпоху гораздо больше и теснее подчинены задачам нашей общей производственной политики»[386].

Помимо прочего, IX съезд даже принял особое постановление «Об организационной связи между хозяйственными комиссариатами», и Рыков был введён в заблуждение этим поверхностным компромиссом. Через несколько дней на III Всероссийском съезде профсоюзов в докладе об экономическом положении он отмежевался от тезисов Крицмана (как в своё время и от Ларина), заявив, что «заготовка хлеба в настоящее время подвергается особой и сугубой критике со стороны оппозиции», но проекты заготовки продовольствия не путём государственного принуждения, а товарообменом и иными методами пока нереальны[387]. Но всё же, подчеркнул Рыков, необходимо продаппарат и продполитику сделать ещё более гибкими.

«Соответствующее постановление об изменении продовольственной политики было вынесено съездом коммунистической партии, согласно которому политика Наркомпрода должна быть более тесно связана с политикой ВСНХ».

Но очень скоро он поймёт, что был жестоко обманут в своих ожиданиях. Он считал возможным поступать так же, как поступали с ним. Ведь жаловался Рыков на Ленина в частной беседе, что бывало так, договоришься с Владимиром Ильичем по важному вопросу,

«и он тебе скажет: „Выступи и я тебя поддержу“. А как только он почувствует, что настроение большинства против этого предложения, он тут же тебя предаст…»[388]

Несомненно, что IX съезд оставил ясные следы новых идей, нового подхода к экономическому строительству, но они не достигли нужной высоты. Расположение сил было таково, что сильной стороной противоречия остались военно-коммунистические методы, которые заставляли НЭПовские элементы сообразовываться с собой, а где надо — умерщвляли их. Вопреки чаяниям Рыкова, именно после IX съезда политика Наркомпрода весьма усилилась, потеснив противников и опрокинув все их завоевания периода мирной передышки, в том числе и сделанные на IX съезде партии. Весь последующий отрезок военного коммунизма методы государственного принуждения и регулирования получили наибольшее развитие, усугубляя предпосылки для собственного кризиса.

Время между IX и X съездами РКП(б) представляет собой новый этап борьбы за новую экономическую политику. После апреля 1920 года на первый план выходят другие силы и обстоятельства.

Вверх

Примечания

[287] Восьмая конференция РКП(б). Протоколы. М., 1961. С. 66
[288] 7-й Всероссийский съезд Советов. Стен, отчёт. М., 1920. С. 243.
[289] РЦХИДНИ, ф. 94. оп. 2. д. 3, л. 1.
[290] 7-й Всероссийский съезд Советов. Стен, отчёт. С. 242.
[291] Там же. С. 156, 157, 159.
[292] РЦХИДНИ, ф. 92, оп. 2, д. 3, л. 1.
[293] Там же, ф. 17, оп. 65, д. 489, л. 131.
[294] Там же, ф. 2, оп. 1, д. 25302, л. 3.
[295] РГАЭ, ф. 3429, оп. 1, д. 853, л. 29, 31.
[296] Восьмая конференция РКП(б). Протоколы. С. 5, 83–84.
[297] РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 65, д. 179, л. 70.
[298] Там же, д. 489, л. 137.
[299] ГАРФ, ф. 1235, оп. 21, д. 18, л. 5,9.
[300] РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 65, д. 279, л. 134.
[301] Там же, оп. 5, д. 209, л. 2 об.
[302] Там же, оп. 12, д. 640, л. 36.
[303] Там же, ф. 2, оп. 1, д. 11957, л. 2, 10.
[304] Там же, л. 8.
[305] Красный архив. 1939.№ 6. С. 38.
[306] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 39. С. 383–384.
[307] Орлов Н. А. Продовольственное дело в России во время войны и революции. М., 1919. С. 27–29.
[308] ГАРФ, ф. 4359, оп. 1, д. 3, л. 45, 48.
[309] Там же, л. 51.
[310] Рабочий мир. 1919. № 4–5, С. 42.
[311] ГАРФ, ф. 1250, оп. 1, д. 46, л. 174.
[312] Там же, ф. 1235, оп. 37, д. 1, л. 15.
[313] РГАЭ, ф. 1943, оп. 1, д. 618, л. 4.
[314] Там же, л. 7.
[315] Там же, л. 5.
[316] Вестник агитации и пропаганды. 1921. № 9–10. С. 18–19.
[317] Германов Л. (Фрумкин М.) Указ. соч. С. 97.
[318] Экономическая жизнь. 1920. 27 января.
[319] Декреты Советской власти. Т. VII. С. 202–203.
[320] Продовольственная газета. 1921. 16 января.
[321] РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 65, д. 489, л. 16.
[322] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 51. С. 114.
[323] РЦХИДНИ, ф. 158, оп. 1, д. 1, л. И.
[324] Девятый съезд РКП(б). Протоколы. М., 1960. С. 165.
[325] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 39. С. 407.
[326] Девятый съезд РКП(б). Протоколы. С. 179.
[327] Экономическая жизнь. 1920. 28 января.
[328] Девятый съезд РКП(б). Протоколы. С 127.
[329] РГАЭ, ф. 3429, оп. 1, д. 1302, л. 34.
[330] Там же, л. 16 об.
[331] См. его статьи в «Экономической жизни». 1920. 22 января, 3 февраля, а также РЦХИДНИ, ф. 2, оп. 1, д. 24004, л. 1.
[332] См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 54. С. 61; Т. 50. С. 88; Т. 45. С. 127; Т. 52. С. 80.
[333] Ленинский сборник XXIV. С. 95. В Ленинском сборнике и в Биохронике В. И. Ленина (Т. 8. С. 291) датировка этого документа даётся по-разному — декабрь 1919 г. или позднее 10 февраля 1920 г. По содержанию его первой части, а также второй — о политике с Латвией есть больше оснований полагать, что написан он в январе 1920 г. до III съезда СНХ. Именно о нём в записке идёт речь.
[334] РЦХИДНИ, ф. 2, оп. 1, д. 12687, л. 1 об.
[335] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 51. С. 123.
[336] См.: Правда. 1923. 15 апреля; Деятели СССР и революционного движения России. М., 1989. С. 486.
[337] РГАЭ, ф. 9590, оп. 3, д. 69, л. 1–2.
[338] РЦХИДНИ, ф. 46, оп. 1, д. 2, л. 137.
[339] Известия ЦК КПСС. 1990. № 8. С. 193.
[340] РЦХИДНИ. ф. 2, оп. 1. д. 12687. л. 2.
[341] Экономическая жизнь. 1920. 30 января.
[342] РЦХИДНИ, ф. 2. оп. 1, д. 12687, л. 3–4.
[343] Правда. 1921. 4 ноября; Сборник экономических статей. Пг., 1922. С. 153.
[344] См.: ГАРФ, ф. 1250. оп. 1, д. 46, л. 233; д. 44, л. 59.
[345] РЦХИДНИ, ф. 19, оп. 1, д. 344. л. 71.
[346] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 51. С. 125–126.
[347] РЦХИДНИ, ф. 2, оп. 1, д. 12679, л. 2.
[348] Там же. ф. 17. оп. 5, д. 35, л. 146.
[349] ГАРФ. ф. 1250. оп. 1. д. 44, л. 59 об.
[350] Там же, ф. 1235, оп. 94, д. 145, л. 10.
[351] РЦХИДНИ, ф. 94, оп. 2, д 30, л. 215.
[352] ГАРФ, ф. 1250, оп. 1, д. 46. л. 382.
[353] Там же, д. 43, л. 68.
[354] Девятый съезд РКП(б). Протоколы. С. 41, 42.
[355] ГАРФ, ф. 1235, оп. 94, д. 144, л. 504.
[356] Девятый съезд РКП(б). Протоколы. С. 180.
[357] ГАРФ, ф. 1235, оп. 22, д. 1. л. 38–39.
[358] Там же, л. 123, 127. 128а.
[359] РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 65, д. 489, л. 75.
[360] ГАРФ, ф. 1250. оп. 1. д. 42. ч. 1, л. 11.
[361] Экономическая жизнь. 1920. 6 февраля, 8 февраля.
[362] ГАРФ, ф. 1250, оп. 1, д. 42, ч. 1. л. 208.
[363] Там же. л. 210.
[364] Декреты Советской власти. Т. VII. С. 208.
[365] РЦХИДНИ, ф. 19, оп. 1, д. 361, л. 20.
[366] Там же, ф. 17. оп. 65, д. 453, л. 96 об., 97.
[367] Троцкий Л. Моя жизнь. С. 440.
[368] РЦХИДНИ, ф. 325, оп. 1. д. 67, л. 5.
[369] Устинов А. Указ. соч. С. 58.
[370] РЦХИДНИ, ф. 2, оп. 1. д 13359. л. 1–4.
[371] Там же, ф. 325, оп. 1, д. 67, л. 5.
[372] Там же, ф. 158, оп. 1, д. 1, л. 4.
[373] Там же, ф. 2, оп. 1, д. 13359, л. 4.
[374] Троцкий Л. Моя жизнь. С. 199.
[375] Ленин В. И. Биографическая хроника. Т. 8. С. 368.
[376] РГАЭ, ф. 3429, оп. 1, д. 857, л. 94–96.
[377] РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 65, д. 59, л. 64.
[378] РГАЭ, ф. 3429, оп. 1, д. 857, л. 94.
[379] Там же, л. 96.
[380] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 40. с. 250.
[381] Девятый съезд РКП(б). Протоколы. С. 97–98, 104.
[382] Там же. С. 407–408.
[383] Там же. С. 414.
[384] Там же. С. 99.
[385] Там же. С. 127, 132.
[386] Там же. С. 195.
[387] Третий Всероссийский съезд профессиональных союзов. Стен. отчёт. М., 1921. С. 82–83.
[388] 102102. Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. London, 1989. С. 134

Соцсети

Опрос

К какой религиозной конфессии вы себя относите или не относите ?
атеизм
20%
агностицизм
4%
христианство
44%
ислам
10%
буддизм
8%
другое
13%
Всего голосов: 108

Темы на форуме