Зелёный Социализм

Меня невозможно убить,
я в сердцах миллионов

Вход в систему

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 6 гостей.

Ресурсы

Красное ТВ Левый Фронт – Земля крестьянам, фабрики рабочим, власть Советам!
kaddafi.ru - это сайт,где собраны труды Муаммара Каддафи и Зеленая Книга Сирийское арабское информационное агентство – САНА – Сирия: Новости Сирии
Трудовая Россия чучхе Сонгун
Инициативная группа по проведению референдума «За ответственную власть!» АВАНГАРД КРАСНОЙ МОЛОДЁЖИ ТРУДОВОЙ РОССИИ
Инициативная группа по созданию международного движения «Коммунистическое развитие в 21 веке»
Политическая партия "КОММУНИСТЫ РОССИИ" - Тольяттинское городское отделение
Защитим Мавзолей!
За СССР! Есть главное, ради которого нужно забыть все разногласия
Владимир Ленин - революционер, мыслитель, человек
За продолжение дела Уго Чавеса!
Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки - Российский Комитет за Освобождение Кубинской Пятерки
Проект «Исторические Материалы» | Факты, только факты, и ничего, кроме фактов...

Help!

Разместите баннер у себя на сайте или в блоге:

Е. Сатановский: Передел исламского мира. Сирия может развалиться на пять-шесть частей

«Нефть России», 16.05.11

– Здравствуйте, господа. Я думаю, вы заметили, что все последние месяцы львиная доля международных новостей идет из исламских стран. В частности, важнейшая новость последней недели, несомненно, тоже была из исламской страны. Речь идет об убийстве в пакистанском городе Абодобаде господина Усамы бен Ладена. Комментировать сегодня это событие и связанные с ним события на исламском Востоке согласился президент Института Ближнего Востока Евгений Янович Сатановский. Добрый вечер.

– Здравствуйте.

– Действительно ли смерть бен Ладена это такое важное событие или его старательно раздувают?

– Во-первых, давайте спросим, кому как. Для того чтобы вывести войска из Афганистана, сказав: "Вот мы туда пришли за бен Ладеном, а бен Ладен убит, пошли отсюда". Безусловно, это замечательный аргумент, и здесь президент Обама отработал его на все сто. Напряженно глядя в экран, что было забавно для спецслужбистов, которые веселились страшно по поводу…

– А что это они так уж особенно веселились?

– Голливуд.

– В смысле, сама история нападения?

– Сама по себе история – это отдельная тема, но президент Обама со всех своей руководящей верхушкой, напряженно глядящие в прямом эфире на то, как берут или уничтожают Усаму бен Ладена, это что-то из "Звездных войн". Политтехнологи перемудрили, потому что если есть такое замечательное оборудование, в рамках которого американский президент, являясь, видимо, просто суперменом, просто следит за этим, то чего ж этого бен Ладена не взять живым? Для этого нужна шоковая граната, для этого есть химические средства воздействия, для этого довольно давно усыпляющий газ придумали. Много чего вообще придумали.

– Евгений Янович, ведь многие же сказали, что никто и не хотел его брать живьем, никому он даром не нужен живым.

– Так ведь интересно же, кто курировал бен Ладена в исламском руководстве…

– А может быть, не очень интересно? Может быть, известно?

– Если бы было известно, просочилось бы. То-то и проблема, что наши американские коллеги очень часто делают вид, что им много известно, на самом деле зная гораздо меньше. Как любят говорить: "Разведка знает все" – громким голосом, потом тихо добавляют: "Но не точно". Дело в том, что есть настолько много проблем с этой операцией. В военном городке, в закрытой зоне, в нескольких сотнях метров от военной академии, в ядерной стране, которая свое воздушное пространство прикрывает от Индии так, что мышь не проскочит.

– Летучая мышь.

– Да и не только летучая. Ведь на самом деле, когда американцы там попытались электронные замки предложить поставить на ядерное устройство, мягко ушли туда, куда ушли. И в этой ситуации даже беспилотники американские, летающие, что называется, черт знает где, в зоне племен, где уж совсем никто ничего не контролирует, вызывает очень жесткое противостояние со стороны пакистанских военных, разведки ASI, и что, вот вертолетный десант прямо сюда в центр, и их никто не сбил, никто не заметил? И Усама бен Ладен, прилетели несколько вертушек, не слышал?

– Евгений Янович, давайте прямо скажем, вы просто не верите в официальную версию событий?

– Это не та версия, в которую возможно поверить. Есть разные другие версии событий. Есть идея о том, что тихо помер Усама от своей почечной недостаточности, и полежал его труп в холодильнике какое-то время, и в разгар очередного скандала с американской разведкой, а скандал был недавно страшный, пакистанцы просто пожали плечами, отдали, что называется, тушку бен Ладена, и для того именно и надо было так быстро затопить, в море желательно, потому что на суше можно эксгумировать как-то, ну смешные идеи о том, чтоб могила не стала центром паломничества, а вот теперь это как-то превращение Усамы бен Ладена в Ленина, который умер, но дело его живет, остановит. Надо было убрать тело, убрать его очень быстро, его убрали очень быстро. Почему, как, зачем – вопрос отдельный. Это вопрос по взаимоотношению, на самом деле, Пакистана и Америки, пакистанских силовиков и американских. Это вопрос к тому, а кого еще пакистанские силовики там курируют? Потому что, если Усама на этой вилле жил, а скорее всего, жил, это означает, что его прикрывали с самого верха. Кого еще прикрывают? Какой размен? Какие ультиматумы были выданы? Что там будет с талибами потом и их возвращением к власти в Афганистане, когда уйдут американцы?

– Насколько я понимаю, это и есть сейчас основная рабочая версия, что теперь, когда Усамы нет, исчезло непреодолимое препятствие международного признания талибов, им отдадут их Афганистан, они будут в сложной связке с Пакистаном курироваться американцами и до свиданья.

– Они не будут курироваться американцами. Вот это самое грустное.

– Через Пакистан.

– Не будут.

– Даже через Пакистан не будут?

– И Пакистан не будет курироваться американцами. И неизвестно, будет ли Пакистан. К сожалению большому, Али Асиф Зардари, да и если его сменит Наваз Шариф, это человек, который стоял у истоков режима талибов. Это совсем не тот человек, который в состоянии со своими урезанными правами президента, урезанными до предела, сохранить Пакистан как страну. И вопросов к бен Ладену было очень много. Надо было знать, что с химическим и биологическим оружием у "Аль-Каиды", надо было представлять себе, кого в круги военных и разведчиков Пакистана, который курирует ядерную сферу, "Аль-Каида" внедрила. Кто эти люди? А они туда пошли, и они туда пошли всерьез. Никаких атомных взрывов они, конечно, не обустроят, а вот грязную бомбу, учитывая, конечно, что Пакистан посыплется, там много чего будет с расщепляющими материалами, запросто. Надо было понимать, а какая договоренность саудовцев и пакистанцев по этой ядерной проблеме и что "Аль-Каида" в этой ситуации делает на старых связях с принцем Турки Аль-Фейсом, который, собственно говоря, "Аль-Каиду" курирует.

– Но ведь на все эти вопросы ответы лежали в черепе Усамы. Нам же все время рассказывают, что структура весьма, весьма и весьма разветвленная, что она не имеет центрального руководства.

– Она, конечно, не имеет центрального руководства, она действительно сетевая, разветвленная, на самофинансировании. Давайте разделять при этом теракты боевиков "Аш-Шабаба" в Сомали, контроль над портом Кисмая, налоги на пиратов и все остальное, или теракты "Аль-Каиды" исламского Магриба, или какие-то телодвижения в Йемене и, что называется, штабные высоты. Вот здесь были и остаются несколько людей: аз-Завахири, безусловно, бен Ладен, кое-кто еще, кто допущен к высшей информации. И бен Ладен здесь был абсолютно золотым информатором. Другое дело, что, если бы он открыл рот и сказал все-таки, кто его курировал в Пакистане, это означало бы скандал мирового масштаба. Это означало бы полный переворот в отношениях Америки и Пакистана. Это означало бы гибель некоторых карьер и много чего еще. Если бы он рассказал, что там было в ранние годы его деятельности в Афганистане, в восьмидесятые, когда он был проектом, все-таки поддержанным Соединенными Штатами…

– Так это, по-моему, не было бы новостью? По крайней мере, на таком уровне знает весь мир.

– Фамилии?

– А какая разница? Шла холодная война, люди работали на указанном направлении.

– Ну, вот если мы придерживаемся полухудожественной версии книги, а потом фильма, "Война Чарли Уилсона", где конгрессмен Чарли Уилсон так здорово это все сделал, а потом как-то провалился в конгресс, то конечно. Не исключено, что мы можем найти очень многих действующих, и это серьезно. А уж по Саудовской Аравии, и не только по принципу Турки Аль-Фейсал, одному из закулисных номеров один у Барака Обамы, в программе "Глобальный ядерный ноль", в программе "Безъядерный Ближний Восток", в которой почему-то про Израиль и про Иран все говорят, а вот про пакистанские ядерные бомбы вообще совсем забыли, много чего может произойти удивительного, если Усама бен Ладен откроет рот.

– Могло бы произойти.

– Мы не знаем, хотя очень мала вероятность, исчезающе мала вероятность.

– Это уж просто совсем водевиль. То есть сейчас они его живого спрятали, перевыбрали Обаму…

– Нет, нет, сейчас другая ситуация. Его, конечно, ищут все. С моей точки зрения, очень мала вероятность, что сам бен Ладан жив, но до той поры, пока не будет понятно, почему тело ушло так, как ушло, все рассказы про генетическую экспертизу – это сказки братьев Гримм. И все наши силовики, которые работали по Хаттабу, по Басаеву, по много кому помельче, ну, при всем уважении к исламским обычаям, да, как-то вот не вяжется. Это заставляет задавать слишком много вопросов.

– А почему их не задает Америка сама себе.

– Их задает республиканская Америка, если бы не радость, демократически понятная, если Усаму действительно убили, так и туда ему и дорога. Враг был тяжелый и в том числе враг нашей страны, но если вдруг канал "Аль-Джазира", который называли его почтовым ящиком, умудрится дать интервью живого бен Ладена, вот тогда полетит президент Обама не то что на второй срок, а вообще полетит, и демократическая партия тоже.

– Я боюсь, что это настолько очевидно, что на такой риск бы никто не пошел.

– Сильно надеюсь, что этого не произойдет. Вот, скорее всего, это пока главный аргумент за то, то Усама бен Ладен действительно был уничтожен, потому что, если силовики так подставили американского президента, ну тут уж совсем… А были разные версии. С двойниками еще могли быть.

– Хорошо, давайте все-таки исходить из того, что господин бен Ладен покойник. Что изменится? Я понимаю, что это будет использовано как повод для разного рода телодвижений, в том числе очень масштабных, а, по сути, в противостоянии, например, с "Аль-Каидой"?

– Настроение изменится. Оно станет лучше.

– Лучше?

– У тех, кто противостоит "Аль-Каиде".

– Почему?

– А хорошо же. Вот мы его доставали, доставали, доставали, доставали, вот все…

– Галочка поставлена, все…

– …все задавали вопрос

– …согласились, достали. Хорошо.

– Саддама Хусейна когда поймали, помните, все страшно радовались. Правда, война гражданская в Ираке…

– Не все радовались, потому что все понимали, что ничего не случилось, ничего не изменилось.

– Ну не все понимали, что ничего не случилось, We Got Him, телекартинка потрясающая, потом быстро сдали, чтобы его повесили. На самом деле, конечно, серьезное противостояние с радикалами, не только с "Аль-Каидой" и не только с неосалафитами. Изменилось только то, что большое количество молодежи, революционно–романтичной исламской молодежи на Западе, в первую очередь на Западе, те, кто выбирает между скучной карьерой, скучной семейной жизнью и романтикой революции, ну, как-то почешут в потылице, потому что, если уже бессмертного и неуязвимого Усаму бен Ладена достали, может, и его застрелят, и проще ему не взрывать лондонское метро или Тайм-сквер и мадридский вокзал, а как-то делом заниматься.

– Тут ведь главная проблема не в том, что эти ребята, о которых вы говорите, недостаточно сильно боялись возмездия, а в том, что они очень сильно любят драйв. А драйв с той стороны есть, а с этой стороны драйва нет.

– Проблема, как говорит Гейдар Джамаль, гордо поднимая голову с красивым профилем, это люди, которые не хотят быть пылью истории. После чего хочется расстрелять этих людей как можно быстрее, чтобы они не стали пылью истории, а легли рядом с Усамой бен Ладеном, и, откровенно говоря, Гейдара Джамаля отправить с ними вместе, но что поделать. Нет, эти люди задумываются, потому что романтика Че Гевары очень хороша до той поры, пока Че не погиб. А когда погиб, как-то романтика протухает вместе с героем. Для очень многих, не для всех.

– Простите, в маечках с личиком Че Гевары ходят до сих пор миллионы людей.

– В маечках да, только в партизаны уходят куда как меньше, Мы же говорим о людях, которые уходят в эту исламистскую романтику бомбу делать и соседний вокзал взрывать. И вдруг появляется ощущение, что вообще-то могут и достать. Для тех, кто на Западе, это включает некоторую часть мозга, если он есть. Для тех, кто сидит в исламском мире, где сегодня гигантский передел власти, бьются друг с другом орды людей разные, суннитские и шиитские радикальные проекты, сложная конкуренция Катара и Саудовской Аравии, сильнейшая, хотя и не столь явная, конкуренция под поверхностью стола Саудовской Аравии и светских режимов, я уж не говорю… ну, вот Ливию, которую убирают и саудовцы и катарцы, как могут. То же самое между Америкой и Францией. Экономические интересы и политические, там это не поменяет…

– Значит вот в том гигантском калейдоскопе противоборств, которые сейчас развернулись в исламском мире, по-видимому, смерть бен Ладена не самое важное событие, потому что действительно идет что-то феноменально масштабное, причем идет быстро. Вот мы с вами несколько месяцев назад здесь обсуждали события, если правильно помню – египетские, и заметьте себе, какая замечательная деталь, я понимаю, что это всего лишь деталь, не стержень событий. Тогда копты и мусульмане выступали против Мубарака вместе, плечом к плечу, друг другу помогая. На этой неделе мы видим уже категорически иную картину. Что там так быстро происходит?

– А уже тогда было. А все происходит, как говорили. Помните, я говорил, что было вот грустно с христианами и вообще с этноконфесиональными меньшинствами? Грустно пришло, пришло гораздо быстрей, чем ожидали. Потому что на самом деле вы убираете авторитарного лидера, его все не любят, он у всех вот уже совсем в горле навяз, клапан вы снимаете с котла. С перегретого котла с паром. После этого котел взрывается, крышку уносит. Мало что остается в результате. Вот, Россия, конечно, была тюрьмой народов, империя была плохая-преплохая, но царь-батюшка, когда неспособный, слабый, интеллигентный, "Твиттера" тогда не было, были другие хобби, фотографией увлекался, когда вот его скинули, и все порадовались, и никто его не поддержал, на самом деле не мог найти никакой армейской части, которая б его сохранила у власти. Потом пошла резня, погромы, то есть недолго, с февраля по октябрь, все радовались, а потом как-то радоваться было уже нечему ох как надолго. Ну, где-то в районе оттепели хрущевской уже начали радоваться опять, потому что уж совсем людоедство кончилось. В Египте началось то же самое. Это означает, что христианство на Ближнем и Среднем Востоке вот как оно кончалось, так оно и кончается, даже в Египте, что нет больше госбезопасности, которая пресекала такое. Ну нет ее, разогнали министерство, архивы уничтожены, начальство посажено, на допросах…

– До чего ж все типично, особенно с архивами.

– Абсолютно. На самом деле понятно, почему. Архивы надо уничтожать, потому что не дай бог фамилии всплывут, в том числе и тех, кто у власти.

– Можете мне не объяснять, мы все это проходили. Охранку жгли, архивы охранки, где, в феврале же?

– Может, мы-то проходили, мы, в общем, два достаточно близких к пожилому возрасту человека, может, молодежи какой-нибудь это не до конца понятно, что жгут-то архивы не в порыве борьбы за справедливость, уж точно.

– Ну, называют, что в порыве борьбы.

– Убирают начальство ведь, в том числе силовое, не потому ,что они плохие люди и их убрали. В Египте то же самое, и это очень грустно, потому что, когда уж египетские политики заклинают о том, что мы не допустим гражданской войны, это означает, что там может быть гражданская война.

– Ну да, никто ж не говорит, что не допустят того, во что не верят. Понятно. В какой степени все эти события от Пакистана через Египет, Ливию, вот, до дальнего конца исламского мира, в какой степени они единый поток?

– Нет, они разные.

– Просто совпадение во времени?

– Они единый поток в том же плане, как единым потоком являлись события, которые в Сербии начались и Сербией кончились. Вот они как начались в 1914 году с Гаврилы Принципа, так и кончили распадом Югославии в 1990-м. Вроде как единый поток, одно перетекает в другое. Но они, конечно, самостоятельные.

– Эта волна, условно говоря, революций в странах севера Африки, сейчас, может быть, она будет продолжена в Сирии или еще где-то, эта волна отдельно от пакистано-афганских проблем?

– Все там связано. Ну как же она отдельно, когда самолеты летают, когда идет талибанизация Магриба, и в Бамако в Мали ездят целые самолеты вот из этого Афганистана и Пакистана людей в характерных беретках горных таджиков, когда в Великобритании у вас миллион пакистанцев и где-то миллион четыреста тысяч визитов ежегодно, когда у вас с Сомали движение "Аш-Шабаб", мной помянутое, это клон движения "Талибан", и оно имеет с "Аль-Каидой" Йемена или с "Аль-Каидой" исламского Магриба существенно меньше общего, чем с талибами той самой зоны. К огромному сожалению, но идет вот эта самая глобализация. Когда двести тысяч сомалийцев сидят у вас в Соединенных Штатах, при этом порядка половины в Миннесоте, и это, вообще-то говоря, пятая колонна исламистского Ближнего Востока, когда основные, до девяноста процентов, изнасилования в Швеции – это пакистанцы, когда единственная страна Европы говорит: "Нет, мы продолжим мультикультурализм" – это доблестная Финляндия, и там сомалийская община, и там мечети всерьез строят. О чем мы говорим? Самостоятельно, но вместе.

– Таким образом, вы говорите о том, что волна, как угодно это можно называть, но сильно радикализующегося ислама, она охватывает глобус с самых неожиданных точек?

– Она его охватывает с самых неожиданных точек, потому что мы еще не говорим о сетевых структурах типа "Братьев-мусульман", которые любимые мной лоббисты в нашей стране пытаются вынести из списка террористических организаций, большой привет Семену Богдасарову. По-моему, он сейчас от "Единой России". Когда Шейх Юсеф Кардауи, яркий, умный, фантастический телепроповедник договаривается-таки с египетским руководством, с генералом Тантауи, обо всем, и мы видим, как мубараковцев сажают одного за другим, как взрывается трубопровод, ведущий газовую ниточку в Израиль и в Иорданию, как ХАМАС получает, что называется, открытые двери, как ХАМАС после этого спокойно совершенно договаривается с ФАТХ, это накрывает крышку гроба над палестинским государством, ну, если только израильское руководство не сойдет с ума, чего вроде бы от него не ожидаешь. Мы видим, как проваливается блок НАТО. Не то же плохо, что на Каддафи напали, отдельная тема, зачем и почему, плохо, что в посмешище НАТО превращается. Что же это за полицейский, которого не боятся? Абсолютно проваленная операция со всех сторон.

– Ну, в этом-то отношении после Афганистана особенно и терять-то было нечего.

– Было что терять, потому что и после Афганистана можно было как-то попытаться сохранить лицо, но там, по крайней мере, "Аль-Каиду" не поддерживали. Здесь НАТО выступает в качестве военно-воздушного и военно-морского крыла бенгазийских мятежников и людей из Дерны, у которых, как я многократно повторяю, процент "Аль-Каиды" на душу населения самый высокий в мире, выше, чем в Эр-Рияде. Больше людей дала в Афганистан и в Ирак восьмидесятитысячная Дерна, которая сейчас вся против Бенгази, чем четырехмиллионный Эр-Рияд. Называется, ребята, вы ж подумайте, вы же действительно на одной стороне с "Аль-Каидой" против товарища Каддафи, который никому не симпатичен, совершенно безумный старик, все понятно, только те его оппоненты, которым сейчас помогает Европа, куда хуже.

– Евгений Янович, я понимаю, что я задаю вопрос, на который разумного ответа нет, тем не менее, ваш прогноз на ближайшие месяцы.

– Будет много проблем. Все волнения, которые мы видим, будут усугубляться.

– Ливийская история будет продолжаться? Или хватит ума закончить?

– Ливийская история… не исключено даже, что Каддафи отобьется, либо рассыплется Ливия на много частей, либо на две или три части. Смотрите, что мудрый Каддафи сделал с Мисуратой. Хотят западники покупать нефть у повстанцев, так не будет вам нефти. И горят нефтяные терминалы в Мисурате. Интересно, что там происходит с несчастным островом Лампидуза? Там уже пошли ежедневно сотни людей.

– Ужас какой.

– Это еще не ужас. Ужас пойдет, когда в год в Европу будут попадать сотни тысяч, а пока еще не попадают, ужас будет, когда будут попадать миллион-полтора. А это возможно. Мы видим Сирию, которая может развалиться на пять-шесть частей, потому что, ну, тяжелые насилием клан Асадов рубит сегодня все попытки его сбросить. На самом деле некоторая Ирано-Саудовская война на территории Сирии. Наш привет за Ливан. В Ливане саудовцы потеряли все и потеряли власть людей Сада Харири, ну, значит не будет Сирия союзником Ирана, или не будет Сирии. И вот мы видим, как демократический ставленник вполне Соединенных Штатов Аллауи из Ирака финансирует караваны с оружием, которые придут в Сирию. И как "Братья-мусульмане" подымают там голову, и, если Сирия распадется, это будет еще конец и сирийскому христианству, потому что алавитам, христианам припомнят все. Пять-шесть частей минимум. То-то израильтяне и сейчас говорят…

– Но это пять-шесть частей на такой территории называется просто коротким словом "хаос".

– Нет, это не хаос, это действительно пять-шесть частей. Почему нет? Потому что сколотили-то, давайте вспомним, из каких частей французы все это на колене в двадцатые-тридцатые годы, ведь это после Турции была масса самостоятельных мелких государств. Ну, они мелкие были, самостоятельные были, так и будут, если что. Вряд ли будет единая Сирия. В этой ситуации не радует ситуация в Иордании. Объединение ХАМАС и ФАТХ называется простым русским словом – Абу-Мазен сдал дела ХАМАС. Потому что понятно, что ХАМАС дела взял, ХАМАС вот-вот в Сирии начнут резать, как начали палестинцев резать в стране Ирак после Саддама Хусейна, не до них было, они оказались врагом для всех. И с другой стороны, Абу-Мазен потерял Египет. Давайте поймем, что мы еще можем увидеть прямое ирано-саудовское столкновение. И это будет действительно серьезная война. А Бахрейн к этому ведет. Оккупированный странами арабских государств Персидского залива Бахрейн жесточайше подавлен, ничуть не менее жестоко, чем в Ливии, в Сирии, скорее более Бахрейн, с его огромным шиитским большинством.

– Которому ничего не дали добиться. В самые последние секунды нашего разговора простой вопрос. Как разумно держать себя России?

– Независимо, самостоятельно, осторожно, включая, что называется, "железный занавес", не пытаясь деньгами никуда войти, тем более соревнуясь с западниками, давайте скорее, скорее у них перекупим, чего они потеряли. По-китайски. Глядишь, и выдюжим.

– Почему бы и нет? Осталось только научиться, как наши китайские соседи, сделать стратегии, рассчитанные на тридцать-пятьдесят лет, и все получится хорошо, в том числе и в арабском мире. Всего доброго.
http://www.oilru.com/news/254161/

Соцсети

Опрос

К какой религиозной конфессии вы себя относите или не относите ?
атеизм
20%
агностицизм
4%
христианство
44%
ислам
10%
буддизм
8%
другое
13%
Всего голосов: 108

Темы на форуме